Святыни храма

На фоне событий, когда, после долгих лет забвения, сакральное значение святости в духовной жизни возрождается, удивительное в нашей псковской реальности явление креста-ковчега с чудотворными мощами, может показаться событием частным, камерным, но мне оно видится знаменательным.

В дни Великого Поста мне довелось по просьбе протоиерея о. Олега Тэора описывать крестик, пожертвованный в храм святого Александра Невского одной их прихожанок. Она, в свою очередь, получила крест от сестры, а та — от брата, бывшего братским духовником Псково-Печерского монастыря. Схиархимандрит Александр 40 лет подвизался в этой обители, замечателен был тихим добродетельным житием. В 1998 году завершился земной путь отца Александра. И вряд ли теперь удастся выяснить: как древняя реликвия попала к нему, и знал ли он о внутреннем содержании креста…

ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ НАХОДКА

На первый взгляд, ничто не предвещало события из области чудесного. Сам по себе крест -серебряный, небольшой (10,5 сантиметра на 8,5), с традиционным сюжетом «Распятия» на лицевой стороне, выполненным чеканкой и гравированными, на обороте надписями с перечислением мощей — вызвал чисто профессиональный интерес.

Палеография надписей свидетельствовала в пользу поздней датировки — XVIII веком, что и подтвердилось с помощью обнаруженных клейм, прочитанных с трудом из-за плохой сохранности. Местом происхождения получилась Москва, время — 1740-е годы, мастер неизвестный (клеймо КЭ или ЭЯ), пробу (клеймо 5) поставил мастер Андрей Зайцев (1735-1749 годы). Интерес представляют перечисленные на обратной стороне креста реликвии, новозаветные и старозаветные. Наряду с часто встречающимися, такими, как «Камень Гроба Господня» и «Камень Гроба (погребальной скамьи) Богородицы» из Гефсимании, «часть гроба Николая Чудотворца» епископа Миры в Ликии (умер около 345-351 годов), мощи которого в 1087 году были перенесены в итальянский город Бари, где находятся и поныне, упоминаются редкие: «Камень Неопалимой Купины», то есть кусочек от горы Синайской, где пророку Моисею было видение «огнеросной купины», и часть Жезла пророка («Жезл Моисеев») — символ власти и чудотворных его деяний.

Часть реликвий представляла мощи святых, здесь же находились «мощи безвестных» мучеников или преподобных. Никакой вкладной записи нет, поэтому чьим тщанием сотворен крест и наполнен святынями, неизвестно.

Чтобы почистить крест, пришлось его демонтировать, раскрыть. И внутри обнаружился еще один крестик — деревянный, легонький, имеющий в вертикальной части три отверстия, закрытые окошечками из прозрачного материала (типа слюды), придавленными серебряными пластинками на гвоздях. На пластинках скорописью начертаны с трудом, но безошибочно читаемые — надписи: «мощи Варвары муч;», «мощи св. Димитр. Рост.» (Димитрия митрополита Ростовского), «мощи Серафима Сар. ч.» (Серафима Саровского, чудотворца).

Это стало настоящим потрясением: никто и не знал, что крест содержит в себе сохранившиеся реликвии. В горизонтальной части креста расположены несколько крохотных углублений, образующих подобие венка («венец терновый») и залитых воском. Вероятно, и там тоже находятся святые реликвии. Радость первооткрывателя сменилась благоговением — за десятки лет работы с памятниками древнерусской культуры я впервые держала в руках только что «обретенную» святыню.

Лежащие в крестике мощи источают едва уловимый аромат, трудно ассоциирующийся со знакомыми запахами — сладко-пряный, щемяще-волнующий и… непередаваемый. И как здесь не вспомнить многочисленные (древние и не очень) письменные источники, в которых упоминается, что от мощей некоторых святых исходило благоухание. «Господь Христос дал нам спасительные источники: мощи святых, многообразно изливающие благодеяния, источающие миро благовония. И никто пусть не сомневается!», что «из мученических мощей изобильно истекало благовонное миро», — пишет великий Иоанн Дамаскин (VIII век).

Судя по наличию мощей преподобного Серафима Саровского, канонизированного в 1903 году (мощи почивают в Серафиме — Дивеевской обители), крест сделан в начале XX века и тогда же в него были вложены, кроме мощей нового чудотворца, реликвии более древние. Мощи великомученицы Варвары — древнейшая святыня, принесенная на Русь из Константинополя в конце XI — начале XII века стараниями великого князя Святополка Изяславича, строителя Киевского Златоверхого Михайловского монастыря, где они хранились еще в начале XX века. Мощи Димитрия Ростовского чудотворца (1651-1709) были Открыты в 1752 году, прославлены чудотворениями. В 1757 году митрополит причислен к лику святых. В начале XX века мощи находились «под спудом» в Иаковлевом Ростовском монастыре.

В течение двухсот лет крестик служил священным вместилищем драгоценных православных святынь. Трудно представить, сколько людей держало его в руках, в каких храмах и домах приникали к нему сердцем, вознося горячие молитвы. А если заглянуть мысленно в глубь тысячелетий, к истокам обретения реликвий, поименованных на серебряном крестике (ведь именно из этого далека пришли они на Русь), дух захватывает!

БЕССМЕРТНЫЕ И НЕТЛЕННЫЕ

Почитание мощей восходит к временам раннехристианским. Римские подземные галереи-катакомбы (11-111 века) служили (кроме погребального назначения) местами собрания ранних христиан для молитвы и богослужения. Для христиан это кладбище получило высшее религиозное значение от того, что между могилами единоверцев и родственников хранились и драгоценные останки мучеников, которые ценились «дороже золота и драгоценных камней». Поэтому такие места избирались для богослужебных отправлений. Отсюда ведут начало наши престолы. И сам храм может быть осмыслен как монументальный реликварий: ведь алтарный престол каждой церкви является образом Гроба Господня, а в его основании или в лежащем на нем антиминсе находятся реальные мощи. После падения Рима под натиском варваров огромное количество мощей особо чтимых мучеников было вынесено из катакомб римскими первосвященниками и помещено в храмы. Это перемещение продолжалось в течение нескольких столетий. О масштабах происходившего можно судить по тому, что папа Бонифаций (IV век) вывез 32 повозки с мощами святых, в IX веке из катакомб извлечено 2300 святых мощей.

Позже не менее чтились останки святителей и праведников — отшельников, подвизавшихся в пустынях, монашествующих и отличавшихся добродетельной жизнью в миру. Для признания мощей святыми необходимы были два условия. Они должны быть нетленными (под нетлением подразумевалась сохранность костей) и способными к чудотворению.

Святыми становились реликвии, прежде всего чудотворящие останки подвижника, а также любая «материя», как бы впитавшая в себя качество святости: моленный образ, посох святителя, его одежда и иное. Всякая реликвия была дорога христианину. Но несравненно ценились те, что доставлялись из Святой Земли и несли на себе отсвет ее чудес.

Русские паломники известны уже в XII веке: игумен Даниил посетил Палестину около 1107 года и оставил замечательное описание своего путешествия, в том числе рассказ о том, как ему удалось овладеть частицей камня Гроба Господа. Паломников снабжали евлогиями (благословениями), которые охраняли в пути и с которыми переносилась в родную землю благодать посещенного святого места. Евлогии были разнообразны по форме (ампулы, флаконы, коробочки-реликварии, медальоны) и материалу (драгоценный металл, медь, свинец и олово, стекло, дерево и глина). В них помещались реликвии -святая вода, миро, частицы Древа Креста, камушки от Гроба Господня и гробниц святых, земля со святых мест и прочее.

С начала XII века стали появляться на Руси и мощи мучеников. Самая ранняя святыня — мощи святого Климента, епископа Римского, была привезена в Киев самим крестителем Руси князем Владимиром. Второю считаются мощи великомученицы Варвары, частица которых и обнаружена в нашем крестике. В домонгольское время появляются первые русские святые: князья Борис и Глеб, преподобные Феодосии и Леонтий. Унаследовав от Византии систему уподобления и символов, согласно которой святые подвижники представали «как золото и серебро, очищенные огнем в печи», Русь восприняла и обычай создания драгоценных рак — реликвариев, известных уже в Киевской Руси. Большинство из них было разорено в дни татаро-монгольского нашествия, исчезли также мощи, разделив участь многих реликвий домонгольского периода). Частицы мощей вкладывались и в небольшого размера ковчежцы, кресты-мощевики, панагии, напрестольные, благословенные и водосвятные кресты. В эти же реликварии помещались и новозаветные святыни.

Надписи на сохранившихся мощевиках представляют интереснейший материал для исследования русской святости и служат новым типом исторического источника — ведь каждая реликвия имеет свою судьбу, содержащую уникальную информацию.

Средоточием новозаветной святости на Руси с XIV века стала Москва. Собранные в храмах московские святыни служили знаком обетования-обещания, раскрывающего божественный замысел о городе, ставшем одной из столиц восточно-христианского мира. В казне великого князя, его палатах и домовом храме — Благовещенском соборе — находилось множество святынь, среди которых уникальное по своей полноте собрание реликвий «Страстей Спасовых» и мощей святых «от многих лет собранных». К сожалению, почти все они погибли в грандиозном пожаре 1547 года. В 1479 году завершается строительство нового Успенского собора — общерусского центра православия, и в нем собираются «всякие божественные вещи и многочудесные мощи святых и всякая святыня от конец земли». В XVII веке состав святынь обогащается выдающимися реликвиями: в 1625 году персидский шах Аббас из завоеванной им Грузии принес в дар царю Михаилу Федоровичу часть Ризы Спасителя, в 1682 году как вклад князя Василия Голицына появилась часть Ризы Богородицы, в 1686 году грузинский царевич Арчил прибавляет к святыням Гвоздь Господень. Москва была «ковчегом» и для новозаветных, и для русских святынь. Здесь до XVIII века хранилась рука апостола Андрея Первозванного и часть мощей Иоанна Крестителя, Глава святого Григория Богослова, частицы мощей князя Владимира, митрополита Алексея, преподобного Сергия Радонежского, Евфимии Всехвальной.

Появление в Пскове креста с «живыми» мощами — событие неординарное. Как в древности переносившиеся и обретавшиеся Божественным промыслом реликвии освящали города и деяния, так и в наше достаточно смутное время взыскующий человек получает надежду: прикоснувшись к святыне, ощутить полноту Божественной благодати и поддержку от бессмертных и нетленных «друзей Христовых». По словам Ефрема Сирина (IV век), пострадавшие во имя Господне мученики «и по смерти действуют как живые, исцеляют больных, изгоняют бесов…, ибо святым мощам всегда присуща чудодействующая благодать Святого Духа».

Литература: Родникова Ирина. Взыскующий человек получает надежду // Псковская Губерния № 14(34) 05-11.04.2001.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *