Осипова Нина Петровна

7 февраля 2002 года Нине Петровне Осиповой, долгое время работавшей заведующей древлехранилищем Псковского государственного музея-заповедника, исполнилось бы 65 лет.

Коллеги и друзья поздравили бы её с этим юбилеем и провели бы много приятных минут в общении с нею. Она умела встречать гостей. Как хлебосольная хозяйка угощала всегда чем-то особенным: дарами леса и своего огорода, была необыкновенной выдумщицей, всегда как-то по-особенному поздравляла своих коллег с праздниками и юбилеями. Для многих из нас — музейщиков — она была другом и учителем не только в своей профессии, но и в житейских делах.

Она стала преемницей Л. А. Творогова, с уважением относилась к памяти о нём и отстаивала принятую им систему фондового хранения. Свою статью о Л. А. Творогове, помещённую в сборнике «Древности Пскова», она назвала «Подвижник духа». Это определение может быть вполне отнесено и к ней самой. Нина Петровна любила свою работу, была предана ей, строга к подчинённым, но всегда ровна и тактична, стараясь никого не обидеть, а только помочь. Делая многое важное для музея, она не любила, чтобы о ней много говорили: главное — дело. Автор каталогов рукописных и старопечатных книг, она была широко известна в кругах учёных, занимавшихся историей книги и книгопечатания. К ней с большим уважением относились академики Д. С. Лихачёв и А. М. Панченко.

Она любила город, в котором жила, знала его историю. В том, что в Пскове восстановлена Ольгинская часовня, есть и частица её труда и души. Выступая на Рождественской встрече Ольгинского общества 15 января 2001 года (это заседание было юбилейным, обществу исполнилось 10 лет), она говорила о том, что нами сделано почти всё, что было задумано, и хорошо бы в будущем какой-нибудь детский приют назвать «Ольгинским», а обществу взять над ним шефство. Многие из нас видели её тогда в последний раз. Но каждый, кому посчастливилось работать с ней, хранит в своём сердце благодарность об этом времени. К ним отношусь и я, проработавшая с Ниной Петровной 15 лет. Всё это время я училась у неё и всегда находила понимание и поддержку в самые трудные минуты жизни.

Т. МЕДНИКОВА, старший научный сотрудник Псковского государственного музея-заповедника.

НЕ ВЕРЬТЕ, ЧТО ЕЁ НЕТ СРЕДИ НАС, НИНА ПЕТРОВНА ЖИВА!

Сегодня произошло бы очень радостное событие: бессменной хранительнице Псковского древлехранилища и сопредседателю Ольгинского общества Нине Петровне Осиповой исполнилось бы 65 лет.

Впрочем, 65 лет ей и на самом деле исполнилось.

Но у истории, которую она так трепетно оберегала и хранила, нет сослагательного наклонения. Почти год нет Нины Петровны. Есть лишь дела, научные труды и её единственное на этом свете дитя — древлехранилище.

В ответе за всех…

Так получилось, что накануне юбилея ноги сами привели меня в древлехранилище. Туда, где 12 лет назад я впервые увидел Нину Петровну Осипову…

Кругом говорили, что она очень строгая, но я встретил совсем не кабинетного ученого начальника, а доброго и внимательного друга, готового оказать посильную помощь, ведь в её владения пришел новый человек (а это для сотрудников древлехранилища всегда самое главное). Её сердечная улыбка сразу покорила меня.

Нина Петровна сходу уловила суть вопроса и без лишних слов поддержала, казалось бы, бредовую идею публикации на страницах областной газеты «Псковская правда» «какого-нибудь древнего, но интересного для современных читателей путеводителя по Пскову». Секунду подумав, она принесла из высоченных темно-коричневых (как потом окажется, твороговских) шкафов две книги — «Святыни и древности Пскова» графа М. Толстого и «Спутник по древнему Пскову» Н. Окулича Казарина.

Не помню почему, но выбор её пал на Толстого. Для меня, далёкого тогда от истории города, всё было необычным: и фамилия автора, и манера описания, и сами факты, начиная от убранства Троицкого собора и заканчивая полюбившейся потом историей монастырей и окрестностей Пскова. Но больше меня поразил «дубликат» книги, от руки переписанной её мужем в давние советские времена.

И мы, словно вспомнив период «самиздата», бережно перепечатывали из этой рукописной книги страницу за страницей, то и дело звоня в древлехранилище, чтобы выяснить у сотрудников значение тех или иных слов. Несмотря на отдельные накладки, публикацией Нина Петровна осталась довольна. Ведь о родных для неё дореволюционных временах теперь могло узнать множество псковичей. Этот принцип сохранился и позже, когда она всячески пыталась сподвигнуть нас, журналистов, на то, чтобы как можно больше печатать материалов о княгине Ольге и об Ольгинском обществе.

Я согласен с Т. Медниковой, что почти все задачи, поставленные перед возрожденным обществом (за исключением установки памятника св. Ольге) были выполнены. Сделано это, в том числе, благодаря, на первый взгляд, незаметному труду Нины Петровны Осиповой.

С того времени имя и мнение хранительницы древних рукописей для меня стали непререкаемыми. Удивительно, но через три года в Пскове вышло в свет репринтное издание книги М. Толстого, а на днях появилась и книга Н. Окулича-Казарина, совсем, казалось бы, не имеющая никакого отношения к Осиповой. Не знаю, почему, но я до сих пор уверен, что и в этих благих делах есть частица её духовного труда — в первоначальном открытии для нас истинных псковских святынь.

Не сомневаюсь, что мне здесь возразят, мол, для истории и исследователей Нина Петровна оставила куда более ценные плоды — свои бессмертные каталоги по древним книгам и рукописям, аналогов которым трудно сыскать в России. Но для меня она была настоящим Человеком даже в таких мелочах.

Одинокая, но счастливая…

Никогда не забуду открытие Ольгинской часовни, проливной дождь и скромно стоящую под стареньким зонтиком Нину Петровну Осипову — духовную основательницу Ольгинского общества. Увы, высокие начальственные дядьки в тот день о ней даже не вспомнили… Но она была не в претензии, так же мило улыбнулась, освещая окружающих своим счастьем. На мой вопрос, счастлива ли она, ответила: «Помните, как 10 лет назад в открытие часовни вообще никто не верил. Поэтому сегодня не только я, но и сама княгиня Ольга была бы счастлива…».

12 лет спустя…

Обе они — княгиня Ольга и Н. П. Осипова — были бы счастливы и от будущего открытия долгожданного музея Книги, работа над технической документацией которого сейчас идет полным ходом.

Впрочем, давайте все же посмотрим на современное древлехранилище, в которое я заглянул накануне юбилея. Здесь тот же портрет Леонида Творогова, те же книги, рукописи, шкафы… Все то же и совсем другое. На стене в кабинете новой энергичной заведующей Светланы Алексеевны Волковой висит прекрасно изданный Натаном Левиным православный фотографический календарь, о котором раньше не приходилось и мечтать. Напротив скромная маленькая рамочка с фотографией Нины Петровны. На рабочем столе — бессмертный труд митрополита Евгения (Болховитинова) «История княжества Псковского», также терпеливо ждущий своего переиздания.

Из старых сотрудников остались только сама Светлана Алексеевна и Зинаида Константиновна Васильева. Штат древлехранилища существенно расширился. Теперь здесь плодотворно работают М. В. Проценко, Н. А. Бабарыгина, Н. Н. Новикова, О. А. Кудрявцева, Т. В. Седакова, есть и практиканты. Жаль, но ушла на пенсию Анна Николаевна Матвеева, на днях ей исполняется 80 лет, как шутили студенты и исследователи: этот маленький ангел-хранитель способен вам найти в стенах древлехранилища всё, что угодно, вплоть до «Слова о полку Игореве». Преемник Н. П. Осиповой неутомимый Юрий Киселёв теперь заместитель директора по научной части, Татьяна Медникова — редактор музея-заповедника. Разбросала судьба и других сотрудников древлехранилища. В кулуарах можно услышать, что теперь здесь всё изменилось и изнутри. Вероятно, это так, но и жизнь не стоит на месте.

Благодаря требованиям пожарных, за счет выставочного помещения существенно расширилась площадь самого древлехранилища, появился приличный читальный зал и «уголки» для сотрудников, даже былые крохотные проходы между книжными стеллажами стали широкими.

Однако если забыть на время о проходящей сейчас министерской проверке по очередному подсчету наших рукописных и печатных богатств, то все здесь живут не только своими научными работами (как и при Нине Петровне), но и предстоящим переездом в Музей книги, о котором так много сейчас говорит музейное и областное начальство. Да простит оно меня, это тоже сокровенная мечта и заслуга Нины Петровны Осиповой. Сотрудники древлехранилища показали мне чертежи будущего музея и планы кабинетов, разработанные еще ею.

Сегодняшних хранителей старины серьезно заботит сохранность всего этого богатства. Если и на самом деле с весны начнутся строительные работы в доме Массон (Журавлёвой), то не исключено, что к предстоящему юбилею города их переселят в новое, ещё сырое здание, не подумав о том, что оно должно «отстояться», иначе древние книги могут просто «заболеть».

Музей Книги имени… Творогова и Осиповой

Впрочем, главное, на мой взгляд, чтобы строительные работы в будущем музее Книги начались, а в остальном, уверен, все будет хорошо. Так, как это было с Ольгинской часовней и с Выбутами. Ведь и сейчас незримо.

Нина Петровна Осипова продолжает заботиться о своем любимом древлехранилище, хотя и не переступает его порога. На мой взгляд, такое внеземное благословение дано только истинным подвижникам.

Было бы хорошо, если бы сегодня мы не на словах, а на деле вспомнили Нину Петровну, чтобы областные власти дали «зеленый свет» на издание подготовленных к печати рукописей по старообрядческой литературе, чтобы выделили необходимые деньги на закупку книжных раритетов для древлехранилища, чтобы официально назначили Нину Петровну Осипову постоянным сопредседателем Ольгинского общества (посмертно), а предстоящему музею Книги присвоили имена наших замечательных музейных подвижников — Леонида Творогова и Нины Осиповой. В крайнем случае, установили бы памятные доски с их барельефами…

О. КОНСТАНТИНОВ.

Новости Пскова. 2002. 6 февраля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *