Псковский хронограф > № 8 2001

РЕВОЛЮЦИОННАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ

Буржуазия, потеснись!

Товарищи! Сегодня начинается вселение пролетариата в буржуазные квартиры. Сегодня вы начнете расставаться с проклятыми подвалами. Вас ждет тепло и свет. Ваши дети будут расти в сухих и светлых квартирах. Сильные и крепенькие войдут они в жизнь, чтоб продолжать борьбу отцов. Гг. буржуазия, потеснитесь… Сегодня первый день вселения рабочих в буржуазные квартиры. За недостатком места буржуазия будет вселяться в рабочие квартиры. Буржуа, не забудьте на новоселье одеть калоши, открыть зонтик, — там холодно, там сыро и тесно, в рабочих подвалах. Там жутко: хирели дети в темных конурах и умирали без света; чахли отцы и матери — там пахнет смертью и страданием. Но… в калошах, с зонтиком… там можно жить.

(Псковский набат. 1919. 15 января)

Национализация сельскохозяйственных орудий

Все сельскохозяйственные машины, орудия и принадлежности сельского хозяйства, находящиеся в кладовых и складах Псковского общества сельского хозяйства, латышского общества сельских хозяев и бывшей продовольственной управы г. Пскова на основании Декрета СНК национализируются и передаются в распоряжение губземотдела, в ведении которого и будет находиться распределение их между местным населением.

(Псковский набат. 1919. 18 января).

А за соду ответите

Граждане, имеющие в своем распоряжении каустическую соду (для варки мыла) обязуются не позднее 20-го января с. г. заявить о количестве таковой и местонахождении ее отделу снабжения губпродкома — Завеличье, дом Батова, № 2. Неисполнение данного распоряжения будет караться по всей строгости закона революционного времени. Губернский комиссар продовольствия Попов. Зав. отделом снабжения М. Козлов. Делопроизводитель В. Козлова.

(Псковский набат. 1919. 18 января)

Танцев не будет

Приказом начальника гарнизона запрещено устройство в городе и уезде танцевальных балов и вечеров.

(Псковский набат. 1919. 11 октября)

Распределение галош

Полученные для Псковского уезда галоши распределяются по одной паре на 70 едоков.

(Псковский набат. 1919. 26 декабря)

Изготовление чернил

Опочка. В городе оборудована лаборатория чернильного производства, изготовляющая чернила для нужд учреждений.

(Псковский набат. 1920. 7 января)

Сколько у кого лошадей, пароходов, магазинов

Все учреждения и частные лица гор. Пскова и его окрестностей обязуются до 5 апреля с. г. доставить в губтрамот нижеследующие сведения:

1. Сколько имеется у них лошадей,

2. телег, саней, упряжи не только в целом, но и частей их,

3. автомобилей всех систем и частей их,

4. пароходов, лодок моторных, простых, хотя бы в поломанном виде,

5. магазинов, складочных помещений при них, как пустующих, так равно и занятых чем-либо, с указанием адреса как самого помещения, так и их владельца. Срок подачи означенных сведений для уездов до 10 апреля. Виновные в неисполнении будут привлекаться к ответственности. Коллегия

(Псковский набат. 1920. 28 марта)

Приказ по гарнизону г. Пскова N 15 30 марта 1920 г.

В городе и его окрестностях участились случаи порчи телефонных и телеграфных проводов. За подобные контрреволюционные поступки виновные будут наказываться по всей строгости законов Республики. Ответственность за подобную порчу возлагается на домовые комитеты и население района, в котором произошла порча. Городской и уездной милиции вменяется в обязанность бдительный надзор по проведению означенного приказа, сообщая о всех подобных случаях мне и в губчека, куда также надлежит направлять и преступников.

Начальник гарнизона Псковский губвоенком ШТЕЙН.

Врид коменданта г. Пскова ЭЛИК.

N 16

Замечено, что воинские части, получая довольствие живым скотом, бьют таковой на первом попавшемся месте, на дворах и чуть что не на улице. Ввиду сего приказываю убой скота производить только на городской бойне. Виновные в нарушении сего подлежат ответственности, как за сознательный саботаж в борьбе с эпидемиями.

2. Наблюдаются случаи, что красноармейцы на реке Великой глушат рыбу ручными гранатами. С одной стороны, это является бездельной тратой столь дорогого в нынешнее время оружия, с другой стороны, при таком хищническом способе ловли пропадает много рыбы совершенно без всякой пользы. Приказываю командирам и комиссарам частей за личною их ответственностью предупреждать все подобные случаи, требуя от своих подчиненных точного отчета в расходовании гранат и прочих боевых припасов.

Начальник гарнизона Псковский губвоенком ШТЕЙН.

Врид коменданта г. Пскова ЭЛИК.

(Псковский набат. 1920, 3 апреля)

Подкуют без очереди

Всем кузнечным артелям Псковского уезда. Согласно предложения Псковского гор-уездного исполкома от 19 марта с. г. кустарный подотдел Псковского уземотдела предписывает всем кузнечным артелям, а также единичным кузнецам ковать лошадей для почты вне всякой очереди. Зав. уземотделом (подпись).

(Псковский набат. 1920, 26 марта).

Подготовил А. Филимонов.


«ЗА ТЕЛЕФОНОМ БУДУЩЕЕ, ЕСЛИ ПРОВОДА НЕ ОБОРВУТ»

Статья «Из практики земского телефона» в Псковском губернском вестнике за 1912 год напомнила о том, что современные беды с эксплуатацией телефонной сети имеют далекие и довольно прочные корни.

«…В Новоржевском уезде предполагалась длина телефонной сети в 250 верст (1 верста=1,07км), но уже к концу прошлого года действительность значительно превзошла эти ожидания и длина сети достигла 292 верст. Разумеется, телефонное строительство на этом не остановилось и, по мнению уездной управы, сеть будет закончена только с проведением линий Добровичи-Чихачево, Турово-Пастухово, Турово-Жуковичи и Бежаницы-Фишнево.

Расходы по проведению телефонной сети составляют в среднем 60 рублей на версту. Эксплуатация сети за прошлый год дала некоторый убыток вследствие затрат наемных сторожей для ее охраны и на исправление повреждений. Абонементная плата за пользование телефоном, первоначально установленная в 30 рублей, повышена в 40 рублей. Но это, — свидетельствует управа в своем отчете, — не отразилось на числе абонентов и оно осталось почти без изменений. При этом управа считает нужным отметить, что абонентная плата, поступает о опозданием, между прочим, тремя абонентами из всех плата еще в сентябре месяце 1911 года не была внесена за прошлый год. В отношении их предполагается прибегнуть к судебному иску, если в окончательно назначенный им срок уплаты не последует.

Обстоятельством, вредящем правильному телефонному сообщению и приносящим земству убыток, является обрыв телефонных проводов По этому поводу читаем в докладе земской управы следующее: «Повреждения телефонной сети заключались главным образом в обрыве проводов», местами эти повреждения почти прекратились, местами же продолжаются непрерывно в особенности в районе Посадниковской волости от с. Речек до с. Михеево. К сожалению, даже в тех случаях, где виновные повреждений установлены и привлечены к ответственности, разбор дел о них затягивается на весьма продолжительное время». Для охраны нанимались сторожа, но с 1911 года отказались от них, т. к. мера была малоэффективна. Земская управа надеется, что если прекратятся повреждения и обрывы проводов, то в будущем году эксплуатация телефонной сети должна дать до 705 рублей чистого дохода. Смета по содержанию сети на 1912 год исчислена в сумме 3645 рублей. Заканчивая отчет, земцы утверждают: «Развитию телефонного сообщения, несомненно, принадлежит будущее и практика существующего в деревне телефона приобретает большой интерес».

Заведующая Новоржевским филиалом Псковского музея-заповедника М. Шутова.


ЗЕРНЫШКО ПРОМЕЖ ЖЕРНОВОВ: ПСКОВСКИЕ КРЕСТЬЯНЕ В XVI-XVII ВЕКАХ

Крестьянская жизнь в специфическом понимании этого определения с каждым годом уходит все дальше в прошлое. Зарастают кустарником и лесом сельские дороги, связывавшие деревни еще во времена Ивана Грозного. Вместе с исчезновением деревень исчезает крестьянский образ жизни. Что означало быть крестьянином? Крестьянин пек хлеб не чаще раза в неделю, всю жизнь довольствовался одним парадным костюмом, производил пищу, строил дом, изготавливал мебель и одежду своими руками.

А еще зимой, в холода, спал рядом со скотиной, согреваясь ее теплом, не имел никаких удобств, предпочитал не разжигать лишний раз лучину, а шел за солнцем, вставая на рассвете и ложась с первыми сумерками. Наш рассказ об этом работящем и самобытном мире в XVI-XVII веках.

Земля и люди

Псковская земля в то время была так же неплодородна, как и сейчас. Скудные почвы, довольно суровый климат приводили к частым неурожаям. Деревня страдала от «хлебного недорода» иногда по 2 раза в десятилетие.Веками крестьяне сеяли рожь, ячмень, овес, лен. Все остальные культуры произрастали на «усадище» огороде, окружавшем двор. Универсальным пахотным орудием была деревянная соха с железной оковкой лемеха, которая была в состоянии вспахать землю на глубину до 10 см. Борьба с природой шла с помощью рабочего скота, которого всегда не хватало. В 1672 г. в Вязовских дворцовых селах Великолукского уезда на крестьянский двор приходилось в среднем по 1-2 лошади.

Только на легких песчаных почвах соху тащила одна лошадь; чтобы сдвинуть соху на тяжелых глинистых почвах, или на переложных землях, требовалась упряжка из двух лошадей. Урожаи зерновых были низкими, как правило, сам-3, поэтому низкую урожайность компенсировали обширными распашками. Вспахать на одной лошади больше 6 четвертей земли в одном поле было невозможно. Поэтому на крестьянский двор приходилось не больше 3 гектаров пашни, и собранного хлеба едва хватало, чтобы рассчитаться с государством, помещиком и оставить себе, как говорили «на семена и емена» (питание).

«Чтоб государевой казне было прибыльнее»

Когда в 1478 г. Новгород был присоединен к Москве, северо-восточная часть территории Псковской области — Плюсский, Стругокрасненский, Порховский, Дновский и Дедовичский районы — вошли в состав Шелонской пятины и, оказавшись в составе Московского государства, первыми подверглись переписи.

Приходится удивляться тому, как при отсутствии даже начатков геодезии, без карт писцы составляли полный кадастр всех хозяйственных объектов. Описанию подлежали пашни и сенокосы в деревнях, озера с рыбными ловлями, запустевшие поселения, а учету и леса. Размеры пашен измерялись в коробьях посева, размеры сенокосов в копнах сена, собираемого обычно с данного участка, площадь лесов в верстах. Способность той или иной деревни платить налоги и выполнять повинности нести тягло выражалась в особых единицах налогообложения обжах и сохах.

В наказах писцам правительство подробно инструктировало их о методике описаний и принципах учета народнохозяйственных объектов. Все угодья, приносившие доход, должны были облагаться оброком. Владельцы угодий, «корыстовавшиеся безоброчно», должны были выплатить прежние недоимки. Но в то же время в инструкциях писцам предписывалось соблюдать меру, и, взыскивая оброки, «до конца тех людей не оскорбити». Главным принципом хозяйственной переписи было рассуждение об интересах государства.

Приведем в качестве примера описание одной из сотен деревень: деревни Плюсы, располагавшейся на территории современного райцентра Плюсса. В 1498 г. деревня Плюса находилась во владении помещика Даниила Малого Нащекина. Писцы отметили в деревне помещичий двор, где жил «сам Данило», а также дворы холопов Нащекина: «во дворе Овсяник, во дворе Захар, во дворе Мишук, во дворе Ларивоник, во дворе Кирилко плотник, пашни 12 коробей, сена 500 копен, 3 обжи». Как видим, Плюса была типичным для Северо-Запада России малодворным поселением. В окрестностях нынешнего райцентра Даниле Нащекину принадлежало 15 деревень, большинство которых не сохранились до нашего времени.

По подсчетам историков, в конце XV в. крестьянин отдавал государству и помещику 25-30% произведенного им совокупного продукта. Остальное шло на собственные потребности и воспроизводство. С середины XVI в. государственные налоги стремительно растут и становятся непосильны для разоренных крестьян.

Барин и мужик

После присоединения Пскова и соседних земель к Москве местные землевладельцы — бояре и житьи люди — в большинстве своем лишились своих вотчин и были выселены в Замосковье. Их земли с конца XV в. пошли в раздачу новым землевладельцам — помещикам, владевших землями на условиях службы. Крестьяне были обязаны платить в пользу помещика денежный и натуральный оброк. Помещик Данило Нащекин, владевший деревней Плюсой, с 24 крестьянских дворов получал «доход» в размере 2 рублей, 2 гривен и 3,5 денег. Продуктовый оброк помещику включал 8 полтей мяса, 24 барана, 15 куриных туш, 15 сыров, 4 чаши масла, 70 яиц, 19 пятков льна, 16 возов сена, 36 возов дров, 8 коробей ржи, 9 коробей солода, 3,5 коробьи хмеля, коробью пшеницы.

Отношения крестьян с помещиками невозможно рассматривать вне контекста их военной службы. Рядовой боец поместного ополчения, получавший от правительства населенную землю, помещик чувствовал себя хозяином на ней. Землевладельцы игнорировали законы о свободном переходе крестьян, принуждая их оставаться в поместье. В 1555 г. черные крестьяне Пусторжевского уезда жаловались в челобитных на имя царя: «Дети боярские ржевские и псковские и лутцкие и из иных присудов вывозят за собя во хрестьяне жити наших хрестьян из ржевских из черных деревень не по сроку по вся дни беспошлинно. А как деи изо ржевских из наших ис черных деревень приедут к ним отказщики с отказом в срок хрестьян из-за них отказывати в наши в черные во ржевские деревни, которые крестьяне похотят идти жити в те наши в черные деревни, и те деи дети боярские тех отказщиков биют и в железа куют, а хрестьян деи из-за себя не выпущают, да поимав деи их мучат, и грабят, и в железа куют, и пожилое деи на них емлют не по Судебнику, рублев по пяти, и по десяти, и отказати деи хрестьянина из-за тех детей боярских немочно.

К концу XVI в. черносошные земли в Псковском крае исчезли, перейдя во владение помещиков и монастырей, и все крестьяне стали жить «за господином». Столь крутая перемена в жизни сословия почти не отразилась на представлениях крестьян о своем месте в обществе. Несмотря на титанические усилия, советским историкам так и не удалось обнаружить зримых следов «классовой борьбы», которую вели бы крестьяне Северо-Запада в XVI-XVII вв. за землю или свободу. Противостояние крестьян и помещиков носило архаичный характер. Нам удалось обнаружить свидетельство «астрального вредительства», которое крестьяне пытались учинить соседнему помещику в 1665 г.

Жили в великолукской деревне Желудево, принадлежавшей помещику Евсею Пущину, в одном дворе два брата — Афонька и Ивашка Григорьевы. Однажды их лошадь задрал медведь. Как писал в своей челобитной помещик Комай Креницын, — «как та их лошадь от таея медвежья порчи пропала, и он Ивашко той своей лошади отсек голову, и кости тае лошади собрав перенес со своей земли на мою. И тае голову и кости, складчи в груду на моей земле, сжег».

Креницын вполне справедливо усмотрел в действиях крестьян колдовской ритуал, сохранившийся еще от языческих времен. Как писал В.Я. Пропп, «в религии конь некогда представлял собой заупокойное животное». Видимо и великолукские крестьяне, повздорив из-за земли с соседним помещиком, решили его наказать, вызвав духов согласно языческим обрядам своих предков. Причем «классовую борьбу» крестьяне вели не со своим, а с соседним помещиком.

В бегах

До конца XVI в. крестьянин не был привязан к земле или землевладельцу. Однако, начиная с указов Ивана Грозного о «заповедных летах» петля крепостничества начала все туже стягиваться на шее крестьянина. Наконец, в 1649 г. был узаконен бессрочный сыск крестьян, но бегства это остановить не могло.

В какое время года чаще осуществлялся побег, готовился ли он, или происходил спонтанно, в силу экстремальных обстоятельств, какова была реакция сельского общества, что брали с собой беглые, где находились их пристанища — на все эти вопросы вразумительных ответов нет. Бытовавшие в XIX в. представления о бегстве крестьян замечательно изобразил М.Е.Салтыков-Щедрин в «Диком помещике»: «куда девался мужик — никто того не заметил, а только видели люди, как вдруг поднялся мякинный вихрь и, словно туча черная, пронеслись в воздухе посконные мужицкие портки». С неподражаемой иронией Щедрин писал и о возвращении крестьян в поместье: «как нарочно, в это время чрез губернский город летел отроившийся рой мужиков и осыпал всю базарную площадь. Сейчас эту благодать обрали, посадили в плетушку и послали в уезд».

Конечно, несвободный человек мог исподволь вынашивать мысль о побеге, но осуществлял он свое намерение, как правило, по определенным мотивам. Иногда это было преступление. Так, например, сложилась судьба Якима Швалева из Пусто-ржевского уезда. В Великий пост 1650 г. Яким взял «украдом для своей скудости» копну сена у своего помещика Семена Лихарева. Покражу заметил приказчик и холоп Лихарева Данила Третьяков, который примерно наказал крестьянина кнутом и взял с него 20 алтын, да еще и требовал рубль в качестве штрафа. Уже тогда озлобленный крестьянин говорил своему брату, что он помещичьему холопу «побойство свое хочет мстить». Когда же угрозы приказчика повторились, 29 апреля Яким подкараулил его на дороге к Оршанскому погосту (близ современного Новоржева) и убил «из пищали двумя пульками по животу до смерти».

Приказчик ехал в село, собрав 150 рублей оброчных денег, которые присвоил Яким перед бегством. Об убийстве помещичьего холопа Яким тут же рассказал своим родственникам — братьям, свату и тестю, и, некоторое время спустя, ушел в «новгородчину». Все это происходило, когда помещик был на службе в Москве. Через год в Великий пост в деревню к своим семьям вернулись одновременно помещик и его беглый крестьянин — «вор и убийца». Якима убедили, что помещик простил его, но, явившись на двор к Лихареву, беглец был подвергнут пытке, а затем посажен «в железа». Через две недели он вновь ушел, на этот раз в сторону литовской границы.

Далеко не всегда из дела ясно, в чем провинился бежавший, но преступление было одним из основных мотивов бегства одиночек. Это видно из того, что масса людей бежали «из желез», то есть из кандалов. Таким образом, например, бежали в 1669 г. дворовые люди великолукского помещика Комая Креницына. Часто причиной бегства был распространенный людской порок — пьянство. Именно «убоясь гневу государя своего» бежал от помещика Ивана Батюшкова немилосердно битый им за пьянство холоп Ивашка Кашин.

Как реагировало сельское общество на побег? Иногда крестьяне сдавали подозрительных лиц властям, но в большинстве случаев бегство крепостных вызывало у соседских крестьян безусловное сочувствие и поддержку. В первую очередь беглым помогали их родственники, и Якиму Швалеву в 1651 г. его братья, сват и тесть «платье и хлеб на дорогу дали, и его проводили», отлично зная об убийстве приказчика. Бежавшим в 1669 г. из великолукского села Алексеевского дворовым людям помогали крестьяне из соседних поместий, несмотря на то, что люди помещика Креницына повсюду «заказывали про беглых, чтоб их переимали». Тем не менее, крестьянин помещика Сумарокова перевез беглого человека в челне через реку Локню и дал ему на дорогу хлеба. Крестьяне помещика Бешенцова продали хлеб беглым, а крестьянин помещика Карповского даже просил у беглых разбитые кандалы, чтобы их «сковать себе на топор». При явном сочувствии крестьян к беглым эффективно бороться с побегами было возможно только путем введения полицейских мер, но это удалось сделать только Петру Великому.

Владимир Аракчеев, кандидат исторических наук.

В публикации использованы документы из фондов Российского государственного архива древних актов (Москва).


ДНЕВНИК КРЕСТЬЯНИНА

День Нового года 1 января был солнечный и морозный. Мороз был 23 градуса на ветру. Деревья были покрыты инеем. Домашняя птица содержалась в избе. В нашей местности, благодаря Бога, чтение все более и более распространяется не только среди мужчин, но и среди женщин. 1 января собрались в одну избу солдатки, из них Наталья Васильева читала хоть медленно, но отчетливо книжку «Наставления семьям лиц, призванных на войну, а также раненных и павших воинов». Солдатки сидели тихо и чтение слушали со вниманием.

2 января был виден от солнца вниз столб лучей. Был сильный мороз, достигал до 26 градусов. Днем было тихо. Со 2 на 3 ночью была сильная снежная метель…

7 января была оттепель и падал дождь. Много в деревнях открылось общественных лавок и эти лавки принесли крестьянам большую пользу. Необходимые продукты подешевели: соль, керосин, сахар. Раньше соль покупалась по 2 руб. пуд, а с общественной лавки соль покупается по 1 р. 40 к. пуд. Керосин покупался раньше по 13 коп. фунт, а в общественной лавке покупался по 9 коп. фунт. Сахар раньше покупался по 35 к. фунт, а с общественной лавки покупался по 22 к. фунт.

9 января падал мокрый снег. Снег падал и таял… С 7-10 января была оттепель. От оттепели на полях образовались проталины. До 50 лет моей жизни я не бывал далее своего губернского города Пскова и думал, что красивее нашего города Пскова нет. С 6 по 11 января я прожил в Петрограде. Красоту Петрограда не могу описать.

12 января была оттепель и падал дождь. От дождя к вечеру била ручьями вода, на полях осталось мало снега. Поля были пестрые. На низких местах образовалась вода, на ржаных полях много ржи было в воде. Крестьяне говорили, будет вымочка ржи.

15 января деревенские лавочники продавали кожевенный товар дорого: подошвы, набойки, стельки и железные шпильки за 6 р. 20 к. Был пожар в дер. Июдины. Сгорели постройки двух домохозяев. Пожар возник от гумна, в котором трепали лен. Причина пожара — неосторожное обращение с огнем.

17 января. Наши запятовские крестьяне выписали сельскохозяйственный двухнедельный журнал «Константиноградские сельскохозяйственные известия» на 1 год. Первый сельскохозяйственный журнал выписывают наши крестьяне и надеются, что-нибудь почерпнуть нового из журнала.

18 января возили хворост. На военные действия все обращают внимание: старые и малые, богатые и бедные. Как только явится солдатик, расспрашивают его про ход войны. 18 января мне лично пришлось беседовать с одним солдатом авиатором в Псковском вокзале и он рассказывая о воздушных полетах. Нашим крестьянам землепахарям следует обратить внимание на то, чтобы семена не находились в слишком темном и сухом помещении. Сухость наиболее вредно отражается на всхожести семян. Семена за долгое время могут заглохнуть, поэтому лучше всего семена поместить в прохладное и не сырое помещение, где должен проходить насквозь воздух. В сыром помещении семена могут слежаться и сделаться не всхожими.

20 января ковали лошадей на готовые подковы по 25 к. от ноги.

21 января покупалась овсяная солома по 45 к. за пуд.

22 января возили в город Псков сухие березовые 10 вершков дрова по 4 р. с сажени за перевозку.

23 января покупался кожевный товар из деревенских лавок, подошвы по 3 р. 40 к.

Воскресенье 24 января день был пасмурный. Ветер дул с юга. На полях рожь от мороза пожелтела. Дороги были очень скользкие. Много лошадей падало. У крестьянина дер. Доньшина Ивана Жарова на скользкой дороге упала лошадь и ее с большим трудом подняли. У хуторника села Александровского Ефима Федорова ночевали цыгане и узнали, что у Федорова в маленьком сундуке лежали деньги. Цыгане днем принесли ханжи. Федоров поставил самовар. Пошло угощение. Дождались вечера. Семья Федорова вышла из дома давать скоту корму на ночь, а цыгане в это время открыли сундук и украли 300 руб. Сели на лошадей и уехали. Пришел в избу Федоров, видит, что сундук не на том месте, где раньше был, подумал, что дело плохо. Отворили сундук и видят, что деньги украдены. Цыган и след простыл, не разыскали.

С Чирской казенной дачи срезали 200 дерев для телефонных столбов. За возку столбов платили дорого, по 25 к. за вершок.

24 января делали овчины для шуб по 22 к. Делали овчины дороже прошлогоднего на 60 коп. Делает хорошо овчины хуторянин деревни Гаврилово Яков Ларионов.

25 января в 3 часа дня по полудни падал снег. У диакона была привязана лошадь около Чирского министерского училища. Лошадь испугалась автомобиля и размяла ученика до полусмерти. Ученика отправили в больницу.

27 января продавались веники по 3 коп. за два веника. Продавалися шерстяные пряжи своего изделия по 1 р. 20 коп. за фунт. Продавались яйца по 60 к. за десяток. Покупали проволочные щетки для чески льна по 30 коп.

Через реку Великую около острова Бабашана проезжал крестьянин с возом дров. Лошадь провалилась под лед и начала тонуть. Крестьянин кричал о помощи. Крик услышали рабочие с моста, прибежали и спасли лошадь.

28 января до 12 часов дня был густой туман.

29 января падал снег. Белым пушистым снегом покрылась вся озимь. Сын крестьянина Федора Ильина деревни Староселье подъехал близко к железной дороге. В это время шел поезд. Лошадь поезда испугалась, упала в канаву и сломала себе ногу. Цена лошади 300 рублей.

30 января в Сидоровской волости был собран волостной сход. Сходом прибавили жалование служащим. Старшине по 5 коп. с души, писарю 70 руб. в месяц, почтарю 600 руб. в год. После схода по просьбе крестьян г-н учитель Г. В. Горский прочитал очень интересный листок «Как мы избавимся от немцев колонистов» (бесплатное приложение к газете «Сельский вестник» на 1916 г.). Чтением крестьяне остались очень довольны и просили указать адрес, где купить вышесказанный листок.

30 января падал снег. Дети дер. Селюгино, играя в бабки, застудили руки. Негде согреть рук. Дети в гумне разожгли огонь, который воспламенился и пошел густой дым. Начало пожара увидели взрослые мужчины, прибежали в гумно и затушили огонь. Не дали красному петуху взлететь на кровлю и погулять по хоромам.

31 января воскресенье день был пасмурный. Дул тихий западный ветер. Была драка в дер. Глинины среди молодежи. Во время драки порезали 6 человек. В дер. Паничьи Горки была свадьба, во время которой между парнями дер. Вольженец и Паничьи Горки произошла драка. Вольженецкого мальца Евдокима Антонова порезали ножем в живот до кишек. Антонов отправлен в больницу.

Январь месяц был мало снежный. Рожь долгое время находилась без снега и от мороза пожелтела, низкие места ржи находились во льду. Крестьяне ожидают на низких местах вымочек.

Крестьянин Петр Степанов Голубев.

(Вестник Псковского губернского земства и сельского хозяйства Псковской губернии, № 15 от 3 апреля 1916 г.)

Материал подготовила сотрудник Государственного архива Псковской области Е. Федорова.


СКОРЕЙШЕМУ ПРИБЫТИЮ НА ПОЖАР ПРЕПЯТСТВУЕТ ОТСУТСТВИЕ СНОСНЫХ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ

С 5 на 6 июля 1909 г., ночью в д. Невелина Слободcкой волости Псковского уезда при сильном ветре с ветреной стороны деревни начался пожар. Пламя с головнями и соломою ветром быстро перебрасывало.

К моменту прибытия Кулейской пожарной дружины уже 9 дворов были объяты пламенем.

Искры, солома, головни уже начали падать на соседние постройки, но несколько пожарных, успевших разместиться на крыше для накрытия опасных мест щитом, многие загорающие места неоднократно затирали руками, пока не были вынуждены от невыносимой жары сами спасаться кто как мог. Один пожарный при спуске с крыши сильно ушибся и тот час же был отправлен к местному фельдшеру, а утром в Печерскую больницу; у второго загорелась на голове фуражка. Дружинники, работавшие между защищаемыми и горящими постройками, в этот момент были защищаемы от невыносимой жары снятыми со дворов большими и малыми воротами, что дало возможность отстоять здание и остановить дальнейшее распространение огня. В конце пожара, когда опасность миновала, прибыли Киришинская, а затем и Верхнеуспенская пожарные дружины. Члены всех пожарных дружин энергично и дружно работали над совершенным погашением огня. Кулейской и Киршинской дружинам препятствовало скорейшему прибытию на пожар отсутствие сносных путей сообщения и им пришлось около версты нести багры, трубы, щиты и прочие пожарные принадлежности на себе. На пожаре ощущался недостаток воды (брали из колодцев). Крайняя необходимость иметь в таких случаях при каждой пожарной дружине ручные огнетушители — гидропульты.

Сгорело 9 дворов со всеми прилегающими к ним постройками.

Будь бы мало-мальски сносные дороги, тогда дружины могли бы прибывать на пожар в более необходимое время и приносить много большую пользу населению и сократить выдачу земством страховой премии. При том, прибрежное население как и суходольное платит дорожную повинность и уже десятилетие ждет исполнения земством обещаний приступить к строительству дорог и не дождется. Этим земство совершенно подрывает и без того пошатнувшееся к нему доверие населения, что весьма вредно как для населения, а равно не полезно для земства.

Крестьянин Слободской волости Л. Павлов. «Вестник Псковского Губернского Земства». 1909 г. № 30, с. 8.


«ЖЕЛЕЗКА ПОДВЕЛА»

Псковский губернский революционный трибунал приговорил владельца парфюмерного магазина Е. Л. Парчинского за азартную картежную игру и устройство в своей квартире игорного дома к одному году общественных работ с заключением под стражу. Такому же наказанию подвергнут за азартную картежную игру во время служебного времени и укрывательство от суда бывший зав.отделом снабжения Псковского уездвоенкомата А. Акиняев. Я. Вейсман и С. Дмитриев — без профессий (уличные торговцы), приговорены к 6 месяцам общественных работ с заключением под стражу. М. Гордон — владелец жестяной мастерской (судился в народном суде за продажу самогона)за азартную картежную игру — на 9 месяцев того же наказания.

(Псковский набат. 1920. 25 марта)


В ТЮРЬМУ ЗА ВЫГОНКУ САМОГОНКИ

Народным судом 8-го района крестьяне Сидоровской вол., д.Тянутово Батка и Николаев за изготовление самогонки приговорены: 1-й — к 10 годам тюремного заключения и конфискации всего имущества, второй — к 5 годам тюремного заключения. Крестьянин д.Подборовье Федоров за изготовление самогонки в своей избе приговорен к 3 месяцам общественных работ.

(Псковский набат. 1920. 28 апреля)


РАССТРЕЛ СПЕКУЛЯНТОВ КОКАИНОМ

4 августа с.г. по постановлению Псковской губЧК расстреляны следующие лица: гр-н г.Петрограда Роман Абрамович Грейс и гр-н г.Пскова фармацевт 4-й Советской аптеки Лев Исаевич Байц за неоднократную спекуляцию кокаином, как люди развитые очень хорошо, представляющие, какой вред они приносят менее сознательным лицам и, что торговля кокаином воспрещена под угрозой смертной казни.


«УТИН, УТИН, УЙДИ СОВСЕМ»

Словосочетание «нетрадиционная медицина» неправильно в корне, т.к. основы ее лежат на традиции: передачи от одного к другому умения и навыков в излечении людей от недуга. «Болезни и их врачевание так же древни, как и сам человек», — пишет в своих записках врач Н. Никитин Новоржевского уезда в 1915 году.

Еще в начале XIX века в издании «О знахарях и врачебной помощи» поднимается вопрос: «Как направить знахарей, чтобы были полезными слугами обществу». Ответ: «Гнать и преследовать знахарей не следует без разбору. Истреблять нужно только обман. Знахарям, которые знают точно что-нибудь, нужно внушить, чтобы были осторожны в подаче лекарств да чтоб не лечили ради корысти, все, что ни попало одним и тем же средством. Пусть каждый лечит ту болезнь, которую знает, к которой хорошо присмотрелся, если у него есть против нее хорошее, действенное и испытанное средство; да пусть хорошенько всмотрится, не может его лекарство повредить человеку, когда его дашь в меру много. Когда действительно можешь больному помочь, тогда, с Богом, лечи, страждущим людям польза будет. И за труды свои возьми: даровой труд не спор и выдержки в нем нет».

«На 1914 год в одной только Духновской волости Новоржевского уезда известных медицинскому персоналу было 23 знахаря, — пишет доктор Никитин. — Большинство из них женщины. Каждая из них имела свои выражения, свой способ и ревниво охраняла свое лечение от постороннего глаза.

Заразная болезнь — «рожа», возбудителем каковой является стрептокок, лечится нашими знахарками следующими способами: натирают рожистое воспаление кожи мелом, углем, смазывают болтанкой из курячьего помета, обвязывают синей сахарной бумагой и, самым действенным и распространенным способом считается следующий — намазать пораженное место коровьим пометом и рожа исчезает, как дым. Коровий помет будто бы имеет свойство отнимать жар…

Некоторые знахари пользуются нашей баней и массажем. Обладая прекрасными способностями наблюдать, подмечать явления, рассуждать и делать выводы, знахари любят в бане втирать мази из воскового спуска, из полезной мази, сметаны, сустоек и из топленого масла, сала или натирают клюквенным соком, хреном, редькою, муравьиным «маслом» и т.д.

Если у больного появляется боль в области поясницы, то знахари говорят в таких случаях: «утин пристал и его нужно отсекать…». Ложится больной животом на пороге в избе, ногами к наружи, а головой — внутрь, «ворожбит» берет веник, топор и кладет на спину и начинает легко рубить веником, приговаривая: «утин, утин, уйди совсем»! А потом пациент должен спросить три раза: «что ты, бабка, делаешь»? — «Утин отсекаю, кормилец». «Секи, секи его окаянного, чтобы больше не вернулся».

В особом почете те «ворожбиты», кои выгоняли из человека «нечистую силу», каковая сидит, по нашей местности, чаще у женщин молодых или у старых девиц, — пишет врач Никитин в своих записках 1914 года, — «Ворожбит» топит баню, ведет истеричку, раздевается сам и ее раздевает и начинает ее парить, а потом опрыскивает холодной водой, пропущенной через каменку, говорит шепотом слова изгнания и неожиданно брызжет на нее холодной водой» Но иногда медленно гладит ее тело и тихо произносит заклинательные слова или аминь, аминь. И крестьяне утверждают, что больные в некоторых случаях поправляются. Рассказывают, что некоторых знахарей выписывали в Петербург для лечения купчих. Достаточно, «успокоить» одну истеричку, и молва о таком чуде разносится стоустной женской толпой по всему уезду».

В народе говорили: «Знахари-то говорят (заговаривают), как город городят!» Формула заговоров строится на многословии. Множество страждущих от зубной боли и вот короткий заговор: больного приводят к печи и, сделав безымянным пальцем круг около головы, — по солнцу, приговаривают: «А ты, мати, белая печь! Не знаешь ты себе ни корысти, ни болезни, ни щипоты, ни ломаты, так ты бы раб Божий (имя) не знал бы ни хитки, ни притки, ни уроков, ни призоров, ни щипоты, ни ломоты. При утренней заре Марии, при утренней Маремьяне, при полуночной Аграфене. Ныне и присно во веки веков. Аминь». Это заговор, датированный 1865 годом. Предлагаю еще один, более поздний, 1915 года, возможно, поможет в избавлении от боли.

Прежде чем заговаривать, нужно найти мох, растущий на «нетронутом камне» и положить частицу этого мха на больной зуб, а потом прочитать следующий стишок: «Благослови, мать Пресвятая Богородица, Михаил Архангел, вся небесная сила, заговорить от зуба раба (или рабыню — имя). Месяц высоко на небе вздымался, скажи истинную правду: было три родных брата: камень в воде, червяк в дубу, мертвец в гробу. Что им вместе этим трем братьям не бывать, не едать, ни пивать, то той рабыне (или рабу) этой болезни не бывать от ныне и до веку. Аминь Аминь. Аминь». После этих слов пациент должен садиться лицом на восток, а знахарь шепчет следующие слова: «Камень, камень! возьми зубную ломоту, подай свою немоту; онемей зуб как камень нем, будь здоров (имя), как камень здоров. На море океану, на острове Буяне стоит святитель Пантелеймон, зубной исцелитель, помири мне рабу (имя) помочь. Аминь. Аминь. Аминь». После этих слов взять соли, положить в дупло больного зуба, а на щеку приложить горячую подушку, и сразу прекратится зубная боль.

Очень распространенное заболевание «колотья и ломота», то боль в животе и суставах. Заговор следующий: «колотъе, ломоть» и грызь, я тебя хочу съисть на утренней зари. Зари потухай, а колотье и грызь потихай; иди в темные леса, в сырые бора, во зыбучие болота. Там живи, там коли мох и дуб, горькую осину и сухую ракиту; там питайся, там наслаждайся, где птицы не летают, где собаки не лают, и петухи не поют, и добрые люди не ходят. Иди на жар, иди на байни, на горяч камень, там тебе скрывище, там тебе сбивище во веки веков. Аминь. Аминь. Аминь».

А сколько напастей на наших детей пока они вырастают? И по этому поводу очень интересный заговор, называемый «От укора над младенцем»: Опускают в воду 3 угля — первый Божий, второй урошливый, третий притошный — и над водой приговаривают: «Матушка вода, обмываешь ты круты берега, желты пески, бел горюч камень своей быстриной и своей золотой струей. Не обмой-ка ты свои круты берега, желтые пески и бел горюч камень, а обмой-ка ты с раба Божия младенца (имя) все хитки и притки, уроки и призоры, скорби и болезни, щипоты и ломоты, злу худобу. Понеси-ка ты, матушка, быстра река, своей быстриной, золотой струей в чистое поле, за синее море, за топучие грязи, за зыбучие болоты, за сосновый лес, за осиновый тын. Будьте слова мои крепки и лепки в договоре впереди, в недоговоре позади. Ключ в море, язык в роте». Потом этою водою спрыскивают младенца.

Интересны и напевны заговоры. Помогают, нет ли, не знаю. Пособием не может стать статья эта в излечении недугов, т.к. говорил один из ведунов: «Сила передается изустно, т.е. из уст в уста. Теряет силу слово записанное, а тем более отпечатанное механически». Возможно, он прав. Больной прежде всего теряет веру в выздоровление, за нею он идет к знахарю, который вселяет надежду, а с ней может прийти и желание бороться за жизнь.

М. Шутова, заведующая Новоржевским музеем.

© «Новости Пскова», 2001-2002

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *