Псковский хронограф № 2 2002

ЕКАТЕРИНА II И ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ

Учинено весьма не надлежаще

Господин генерал-порутчик Сиверс.

Препровождая сим в копии прошение нам поданное от вдовы умершего гвардии прапорщика Александра Пантелеева Марьи Пантелеевой, не можем мы не сказать вам, что отнятие двулетней ея дочери из рук матери и поручение свекрови ея, есть ли то подлинно так, как она в своем прошении изображает, учинено весьма не надлежаще, ибо мать, конечно, ближайшее всех право к опеке над особою имеет, и особливо когда и самый возраст младенца есть таков, что и в публичные заведения для воспитания отдан еще быть не может. Желая чтоб сие поправлено было, оставляя впрочем имение под надзиранием и управлением тех, кто от дворянской опеки на основании Учреждений наших главы XVI статьи 215 назначены, соизволяем притом, чтоб вы не преминули донести нам сделано ли было от вас определение в прошении помянутой Пантелеевой прописанное, об отдаче дочери ея свекрови, и о протчем; ибо по точности Учреждений НАШИХ дела подобные подлежат точному разбору и решению дворянской опеки; а не наместника НАШЕГО или правящего ту должность, как то статья 82 главы IV ясно поучает. Пребываем в прочем вам благосклонны.

На подлинном собственною
ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА высочайшею рукою тако: ЕКАТЕРИНА.

В С.-Петербурге, апреля 11-го дня 1780 года.

А пока чином не вышел

Генерал-поручика, в должности ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА наместника Тверского, Новгородского и Псковского и кавалера Сиверса Псковскому наместническому правлению

Предложение

Возвращая при сем челобитную ко мне, из сего наместнического правления поданную в казенную палату от губернского казначея капитана Худякова о награждении его чином, наместническому правлению предлагаю, благоволит, призвав етого, господина губернского казначея, объявить, что по недавнему ево в сию должность вступлению, Правительствующему Сенату представления зделать не можно, а по прошествии трех лет он чин себе, конечно, получить может.

Иаков Сиверс.

1778 год.

Подпереть и обставить бревнами

Генерал порутчика в должности Ея Императорского Величества наместника Тверского, Новгородского и Псковского и кавалера Сиверса Псковскому наместническому правлению

Предложение

На рапорт оного наместнического правления сего месяца от 14-го числа касательно до ветхости острога, предлагаю благоволить приказать у оного острога подпереть места, где большая опасность состоит, подставить с обоих сторон бревнами, употребя на то деньги из чрезвычайной суммы, а дабы содержащиеся в оном остроге колодники не могли учинить утечки, то велеть таковых, кои состоят по важным делам, содержать в ручных и ножных кандалах, а по мало важным в двойных колодках, умножа к ним число стражи.

Иаков Сиверс.

Маия 24 дня 1778-го года.

(Видимо, речь идет о Псковском остроге, т.е. расположенном в Пскове, а не в другом городе).

Подготовила Н. Коломыцева, сотрудник Государственного архива Псковской области. Пунктуация и орфография оригинала сохранены.


ОСТРОГ ВЕТХ, В БОГАДЕЛЬНЯХ СМЕРТНОСТЬ ВЕЛИКА

Город Великие Луки находится в совершенном расстройстве. Не говоря уже о безобразии ветхих, угрожающих падением строений, из которых некоторые на большую улицу спереди кой как сложены, а сзади разваливаются; площадь застроена деревянными лавками в середине.

Из улиц только плавная вымощена вполовину. По берегам протекающей среди города реки Ловати нет перил, а с острова, образуемого двумя рукавами сей реки и принадлежащего городу, сложен мост на козлах из двух досок. Везде по улицам разбросаны бревна, камни и другие строевые материалы. Городская Дума делает в сем городе большие поборы. Именно: кроме дохода с городских земель и общественных зданий, собирается, как я узнал от жителей, до пяти раз в год, по 1 рублю и больше с общества из больше нежели 1000 человек, состоящего на градские расходы. Куда же они расходываются, никому не известно. Городской голова, за которым я посылал для отобрания от него сведения о градских доходах и расходах, ко мне не явился, хотя исполняющий должность городничего, Великолукский уездный судья Привалов, объявил мне, что он находится в городе.

Тюремный острог совершенно ветх, арестанты хотя и получают положенное им довольствие, но не были отделены по полам и не предвидится к тому возможности при настоящем тесном помещении. Я приказал сделать в дверях оконцы и повесить над койками арестантов дощечки. Плацформа при караульне также совершенно сгнила. Арестант, отставной штаб-капитан Савоскеев, жаловался, что при болезни его, уездный лекарь не давал ему лекарства.

Градская больница находится в весьма дурном положении и помещается в доме, нанимаемом от города. Кухня и цейхгауз находятся совсем в другом доме. Приходо-расходные книги ведены городничим без обозначения именно статей, на которые издержаны суммы, книги о вступлении и выпуске больных вовсе не были ведены. Пища больных весьма дурна и один из больных жаловался, что он ее переносить совсем не может. Цейхгауз также весьма не исправен, имеется всего 17 старых грязных рубах. Столы и кровати, хотя и окрашены, но как и они, так и самое постельное белье грязны. Больные жаловались, что иногда переменяют на них белье раз в месяц. Приставленные служители дряхлы, калеки столь мало смотрят за чистотою, что все комнаты и окны запачканы. Бедные граждане вовсе не принимаются в сию больницу.

Богадельня в Великих Луках помещается в старом, половина деревянном, половина каменном строении. Призреваемые оставлены без всякой прислуги и нечистоты в их комнатах чрезвычайны. В ней же воспитываются дряхлыми женщинами незаконнорожденные, которых один вид свидетельствует о нездоровье их обиталища и прилагаемом дурном о них попечении; смертностъ между ими чрезвычайно велика. На богадельных, которых было при осмотре моем 6 человек, город отпускает по 3 рубля в год на человека.

Пожарные инструменты состоят всего в двух, никуда не годных трубах. Ни бочек, ни ведер, ни багров, ни телег, словом, ничего нет. Стоят они в узеньком сарае, в котором дождь пробивает, как через решето.

По материалам ГАПО подготовила Л.Фролова.

Из рапорта «О ревизии Псковской губернии чиновником особых поручений барона Мантейфелем на имя генерал-адъютанта Ф. О. Паулуччи» от 31 августа 1828 года.


ИНТЕРЕСНО…

А своя мазь лучше

Завод Псковского Доброхима изготовил 1500 пудов колесной мази для деревни. Она оказалась лучше привозной, и пуд стоит на 20-30 коп. дешевле.
(Псковский пахарь. 1925. 19 июня).

Коротко

Псковский завод «Металлист» каждые четыре минуты выпускает плуг.
(Псковский пахарь. 1926. 16 июля).

Сани идут сами

Областным отделом общества «Автодор» совместно с «Ленинградской правдой» и «Красной газетой» организован агитационный пробег двух аэросаней по Ленинградской области.

Сани выедут из Ленинграда 8 февраля и прибудут в Дно 11 февраля, где будет проведена дневка. 13 февраля сани выедут из Дно и через Порхов в тот же день прибудут в Псков. В Пскове сани пробудут два дня — 13 и 14 февраля и 15 февраля выедут в Лугу.

В пробеге участвуют 8 человек: два водителя, два механика и по два представителя от автодора и печати. Организована комиссия из представителей Осовиахима, автодора для организации встречи аэросаней и выступлений. Такая же комиссия организована в Дно.
(Псковский пахарь. 1929. 9 февраля).

Сепараторы вместо икон

Крестьяне д. Агафоново Новоржевского уезда разместили в бывшей часовне молочный завод. Теперь вместо икон стоят сепараторы.
(Псковский пахарь. 1926. 14 мая).

Подготовил А .Филимонов.


СМУТНОЕ ВРЕМЯ: ПСКОВ И «ТУШИНСКИЙ ВОР»

Еще 20-30 лет назад история России в эпоху Смуты начала XVII века казалась сугубо научной проблемой. Для наших современников, переживших Смуту конца 80-х – начала 90-х гг. XX века, далекая история обрела плоть и кровь. Как и прежде, человек мучается вопросом: как могли русские уничтожать собственное государство, прокладывая путь к трону авантюристам и проходимцам? Эта статья – одна из попыток разглядеть ход Смуты на Псковской земле.

Предчувствие гражданской войны

Псковский летописец вспоминал, что в 1605 году, накануне «разорения» в городе произошли «многие знамения», предвещавшие грядущее разделение царства. «Родила корова теля о двух главах, о дву туловах и двои ноги; родила жена отроча, тело едино, глава едина, хрепты вместо, руки двои и ноги двои: прояви в Руси, что разделится царство Русское надвое; и бысть два царя…».

К 1608 году «мятежное и кровопролитное», по выражению летописца, царствование Василия Шуйского продолжалось уже два года. В России разгоралась гражданская война, основным идеологическим двигателем которой было самозванчество.

Псков находился вдалеке от театра военных действий с самозванцами, и только по мере разрастания повстанческого движения оказывался втянутым в Смуту. 10 октября 1607 года капитулировала Тула – последний оплот армии И. Болотникова. По условиям договора с вождями восстания всем повстанцам была сохранена жизнь, и, по сообщению «Бельского летописца», после принесения присяги Шуйскому повстанцы были распущены «за крестным целованием по городом». Осенью — зимой 1607-го партия бывших повстанцев из 400 человек прибыла в Псков. По сообщению летописца, псковичи их «поили и кормили, и одевали, и плакали, на них смотря».

Весной 1608 года гражданская война вступила в новую фазу. 30 апреля – 1 мая правительственные войска потерпели поражение от армии Лжедмитрия II под Болховом. Часть армии Шуйского попала в плен, но была отпущена самозванцем по домам; псковские стрельцы вернулись в город «об Николине дни вешнем», то есть после 9 мая 1608 года. По сообщению летописца, «вор… во Псков отпустил головои стрелецким Офонасья Огибалова и сотника Матфея Блаженкова со стрельцами псковскими и пригородцкими, и с ними грамоту… И голову стрелецково Офонасья Огибалова и Матфея Блаженкова и инех посадиша в тюрьму, а стрельцов роспустиша по пригородом, а псковских в слободу жити за Спаса за Мирожу реку». Очевидно, что воевода Шереметев увидел в служилых людях сторонников Лжедмитрия, и этим объясняется заключение под стражу дворянина Огибалова, который был псковским помещиком.

«Восколебашася яко пьянии»

В начале июня 1608 года армия Лжедмитрия II подошла к Москве и встала «табором» у села Тушина. Воеводы «тушинского вора» или «табарского царя», как стали называть Лжедмитрия, были отправлены в разные регионы России. На северо-западе появился отряд тушинского воеводы Федора Плещеева, и уже 12 июля 1608 года три города с уездами – Великие Луки, Невель и Заволочье – принесли присягу Лжедмитрию II. Ф.Плещеев стал великолукским наместником и 15 июля отправил грамоту в соседнюю Речь Посполитую, адресованную усвятскому подстаросте Ю.Каховскому. Сообщая о приведении к крестному целованию всего населения городов и уездов, включая дворян, детей боярских и крестьян, Плещеев требовал от польского администратора прекратить грабежи пограничных волостей.

С другой стороны, дворяне и стрельцы псковских пригородов — организованная сила, явно симпатизировавшая самозванцу – в августе 1608 ода также перешли на сторону Плещеева и активно участвовали в принесении присяги Лжедмитрию. Как сообщает автор летописи, «пригородцкие стрельцы с псковскими … пошли на свои пригороды, на Себеж, да на Опочку, да на Остров, да на Избореск, и дети боярские по поместьям, и пригороды все смутили, и дети боярские и холопи их приведоша пригороды и волости к крестному целованию табарскому царю Дмитрею».

Псков оказался отрезан от южных уездов и в августе 1608 года был блокирован отрядами Плещеева. Обстановка в городе определялась недоверием воеводе Шереметеву и самоустранением «больших людей» от управления городом. Как сообщает летопись, «болшие люди во всегородную (избу) не ходили, гнушалися и смеялися и дома укрывалися, и в совет позывали, и они не ходили, и давали волю мелким людем и стрелцом и казаком и поселяном во всем». Пассивность городской верхушки объясняется стремлением выждать время для выбора верного решения в обстановке политической нестабильности. Население города вело себя соответственно ситуации Смутного времени, пытаясь в целях самосохранения угадать, кто из претендентов на трон имеет наибольшие шансы победить.

В августе под Псковом развернулись военные действия, однако несогласованность отрядов Плещеева помешала ему добиться явной победы. Первыми подошли к Пскову стрельцы и литовские наемники из Изборска, но были отброшены от города отрядом под командованием Петра Бурцова, потеряв при этом затинные пищали. Основные силы Плещеева подошли со стороны Выбут, но «на дело немного не поспели» и разместились под стенами Пскова «в Песках против Образа в Поли». Воевода Шереметев настаивал на сопротивлении тушинцам, призывая дождаться помощи из Новгорода, где собирал вооруженные силы М.В. Скопин Шуйский. Большинство псковичей категорически отказалось принимать шведский отряд, заявив воеводе: «мы де не хотим немец и за то помрем». Положение Шереметева осложняло отсутствие поддержки даже со стороны дворян: Богдан Неведреев, сын боярский, распространял сведения о том, что якобы в Москву отправлен список из 70 имен посадских людей, обвиненных в измене, которых наряду со стрельцами ждет смертная казнь.

Псков под властью «тушинского вора»

1 сентября 1608 года в Пскове произошел переворот. Народ «подобно бури восколебашася, яко пьянии, и сказаша, что немцы на Устье у Николы, а прошаются во Псков, а стрельцы псковские за городом с Плещеевым; а кои в городе немногие стрельцы и дети боярские и посадцкие люди и всяких чинов в осаде не хотят сидети, и поселяне, а не многие люди от игумнов и попов и болших и середних людей хотят сидети». Власть была парализована, и вечером 1 сентября ратники Плещеева вошли в город. 2 сентября Псков, включая «детей боярских всех розных городов» целовали крест Лжедмитрию II. Помощь из Ивангорода и Новгорода опоздала, а половина правительственного отряда, включая донских казаков, перешла на сторону самозванца, оставшись в Пскове.

Временно став псковским воеводой, Плещеев первым делом освободил из тюрьмы повстанцев Болотникова: «А выпустили из тюрьмы 400 человек и больши детеи боярских северских городов и всяких людей, и напоили, и накормили, и одели, и в таборы пошли под Москву». Таким образом, все антиправительственные движения времен Смуты комплектовались из одного источника – главным образом, из числа служилых людей, которые переходили из одного «воровского» лагеря в другой. Прежний воевода был убит: «болярина же Петра Никитича Шереметева в темницы удавиша». Вскоре из Тушина в Псков прибыла новая администрация, литовская по происхождению – Андрей Тронянов Порецкий, которого летопись называет «белорусцем» и лютеранин пан Побединский. Однако литовская администрация, не успев «сотворить зла», съехала, и новым псковским воеводой стал сторонник самозванца князь Александр Жирового-Засекин.

Жирового-Засекин был потомком ярославских князей, его дед служил в опричнине Ивана Грозного, и новый псковский воевода, таким образом, был далеко не рядовым авантюристом, вовремя переметнувшимся к самозванцу. Однако наиболее важной фигурой в администрации Пскова стал дьяк Иван Леонтьевич Луговской, «добрый муж в разуме и в сединах». Луговской был опытным приказным дельцом, продержавшимся в Пскове не менее трех лет.

Тушинская администрация Пскова оказалась в сложном положении. С одной стороны, город подвергался усиливавшемуся натиску новгородского поместного ополчения, твердо сохранявшего верность правительству Шуйского. 15 мая 1609 года в городе произошел небывалый пожар, охвативший большую его часть, включая Кремль, где «зелием вырвало обе стене на Великую реку и на Пскову реку, и наряд весь огорел и башни и раскаты и врата градцкие все просты выгорели, и зелие и оружие все згорело у всяких людеи». Городу был нанесен удар посильнее, чем во время осады его Баторием. Летописец заметил, что «тогда дети боярские новгородские и псковские выехали в Новгород». Таким образом, из Пскова начались отъезды служилых людей, серьезно подрывавшие его обороноспособность.

Странная классовая борьба

С другой стороны, в Пскове началась внутренняя борьба, происхождение и характер которой во многом неясны. В летописи эти события названы «несказанными» – летописец затруднялся подобрать точное определение. Часть жителей Пскова – духовенство, «большие люди», оставшиеся в городе дети боярские стремились вернуть город под власть законного царя Шуйского. «Ратные люди, стрельцы и казаки, и мелкие люди, и поселяне» сохраняли верность «вору». Во время нападения на Псков новгородского отряда Шарова 19 – 21 мая в городе были осуществлены экстраординарные меры: «измены для у бояр конеи отняли, и стрельцам дали выезжати против новгородцов, а отъезжих боярынь в полаты пересажали и животы переписали; и новгородцы прочь пошли и бояром кони отдали и боярынь выпустили ис полаты».

Из летописи известно о систематических пытках, применявшихся по отношению к противникам тушинского режима: «А пытали у Смердьих ворот, и коих имали в языках, и оне на пытках сказывали, что де изо Пскова пишут, и велят приходити ратию на Псков. И бояр многих мучили и жгли и ребра ломали, поне же бояре ссылалися изо Пскова в Новгород и большие люди; и пытали священников и Семена Великого и Омельяна Титова и инех». В литературе лето 1609 года в Пскове традиционно интерпретируется как «высшая точка борьбы классов», в ходе которой «угнетенная масса выдвинула из своей среды вождя народного движения – Тимофея Кудекушу». «Мужик простой Тимофей», по сообщению летописи, «воеводам указывал и стоял крепко у пыток, и иные к нему таковии же присташа и овладеша градом».

Однако влияние «меньших людей» в Пскове оказалось кратковременным. 18 августа 1609 года стрельцы «своим самовольством» казнили гостя Алексея Хозина, вызвав немедленный отпор всего городского населения. Псковский летописец отметил, что «божиим строением поднялися всякие люди, большие и меньшие… и на стрельцов, что без городцкого ведома владети хотят и казнити ведут не со всех думы, сами умысля, самоволием улучаючи, а Псковом того не ведают…». Стрельцы были изгнаны за пределы крепостных стен, тюрьмы, где находились противники тушинцев, были «распущены», а в городе взяли верх «большие люди». Во всегородной избе проводилось дознание и осуществлялись пытки, у которых теперь «стояли» священнослужители. 10 человек из числа наиболее активных сторонников тушинского вора были казнены, другие арестованы: «насажали полату мелких людей полну».

В. Аракчеев, кандидат исторических наук.


ДНЕВНИК КРЕСТЬЯНИНА

Начало в №№ 6 – 9 «ПХ»

День 1 марта был очень красивый, солнечный и теплый. От тепла на улицах появились лужи воды. В нашей местности нанимали пастухов пасти скот на одно лето, на хозяйских харчах, на хозяйской обуви и одежде, очень дорого по 30 р. Прошлые года нанимали пастухов пасти скот от 12-15 р.

8 марта был мороз и падал снег при сильном ветре. Никогда крестьяне так деньгами не покидывались как нынче. Крестьянин дер. Горбова в два раза купил у разносчика ситцу на 600 р.

В день святых 40 мучеников 9 марта была сильная холодная снежная метель с падающим снегом. От снежной метели образовались большие сугробы снега. Чрез деревни с большим трудом проезжали. После метели 10 марта был мороз и достигал до 12 градусов. Наши запятовские крестьяне обратили внимание на сельскохозяйственные книги.

10 марта купили у разносчика «О разведении вишневых садов», «Как водить пчел», «Табак как прихоть и несчастие человека».

11 марта был мороз. От мороза в гумнах трепцы не могли трепать лен. Перед вечером было теплей и падал снег.

С 8 по 12 марта были морозы.

14 марта продавали яйца по 60 копеек десяток. Деревенские лавочники продают все дорого. Продажа в это время пошла тише вследствие открытия общественных лавок. В нашей местности появились волки. В нашей местности треплют лен на хозяйских харчах по 25 р. за берковец. В деревнях берут за чаепитие по 15 к. с человека.

С 14 на 15 марта ночью был мороз. На паровых мельницах мелют простую муку по 10 к. за пуд.

15 марта происходила опись скота. В Сидоровском ссудо-сберегательном товариществе происходили выборы кассира и членов совета. Утвердили прежних служащих.

17 марта прилетели из жарких стран скворцы. Был туман. Покупались трепала по 20 к.

С 17 на 18 марта ночью происходило чтение с туманными картинами в Чирском Министерском училище под руководством учителя Г. В. Горского.

21 марта утром падал дождь. Прилетели из жарких стран чибисы.

23 марта вскрылась река Великая. Разлив был очень большой. Много деревень было залито водой. В деревне Восюричи уплыли все дрова. Скот был в сенях. Около деревни на берегу реки в роще поломало льдом много деревьев. Прилетели из жарких стран дикие гуси, лебеди и дикие утки. День был очень теплый. От тепла ожились и полетели желтые бабочки. Проснулись от зимней спячки змеи и вышли на тепло.

С 23 на 24 марта ночью сверкала молния.

24 марта был густой туман. Во время тумана на востоке гремел гром. Такого раннего грома 80-летние старики не помнят. Ранний гром к обильному урожаю. После тумана падал дождь. После 12 часов дня падал снег.

С 21 по 25 марта не было морозов. День Благовещения Божией Матери 25 марта был солнечный. Дул холодный северный ветер. Утром был мороз. Поля очистились от снега. Рожь вышла из-под снега зеленая и веселая. Девушки и дети ходили в лес за подснежной клюквой.

26 марта наши крестьяне выписали из ссудо сберегательного товарищества клеверные семена. Продавали в деревнях капустные семена по 25 коп. за столовую ложку.

28 марта в четвертом часу по полудню была снежная буря, которая проходила с юга на север.

29 марта утром был туман. В Иоанновской церкви приходской школы школьники собирали беженцам-детям на красное яичко к Пасхе. Всего собрали 1 р. 39 к. Продавали трепаный лен дома средней доброты по 123 р. за берковец.

Один крестьянин нашей местности выписал «Сельскохозяйственный торговый листок» из Харьковского общества сельского хозяйства. До апреля месяца крестьянин получил 10 номеров выше сказанного издания.

Крестьянин, выписывая «Сельскохозяйственный торговый листок» думал поживиться и нажить большой капитал. Думал, что в Харьковской губернии большая дешевизна всяким продуктам, а вышло наоборот. Везде хлеб с коркой, то есть везде дороговизна.

30 марта продавалась подснежная клюква по 10 коп. фунт, яйца по 75 коп. десяток и брюква (каливка) по 5 коп. штука.

30 марта по слабости здоровья пришел с войны на излечение солдатик Михаил Митрофанович и говорил: «Теперь не бойтесь немца, сюда не придет. У нас на войне дела идут прекрасно. Войска с одного места перебрасывают на другое очень скоро».

Крестьянин Петр Степанов Голубев.
(«Вестник Псковского губернского земства» № 17 от 8 мая 1916 года).

Подготовила сотрудник Псковского областного архива Е. Федорова.


ТУНЕЯДЦЕВ НА ВЫСЕЛЕНИЕ

В канун празднования 23-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в 1940 году

Донесение Псковского городского отделения милиции

«…В результате предпраздничных обходов, посещения мест общественного пользования и проверки отдельных полученных квартир, оперативными группами задержано 17 человек нарушителей паспортного и пограничного режима. Нарушители данной категории привлечены к ответственности — заключены под стражу. Выявлено 13 человек, не занимающихся более 3-х месяцев общественно полезным трудом, материалы на эту категорию лиц оформляются на предмет вписания в паспорт ст. 38-й «Положения о паспортах» и удаления их из города.

Благодаря этим мероприятиям преступность, в особенности хулиганские проявления, при наличии большого количества пьяных, были незначительны…».

г. Псков был пограничным, существовал пропускной режим на право въезда и проживания в городе.

(Из фондов Госархива Псковской области).
Подготовила сотрудник Госархива Псковской области Е. Федорова.


ПОЛИЦЕСКИЙ НАДЗОР ЗА КУРИЛЬЩИКАМИ

Курить — здоровью вредить! Это выражение знакомо, вероятно, всем. Но далеко не всем известно, что курильщики, нарушившие правила курения, или те, по чьей вине происходили пожары в прошлые века, несли различные наказания.

Например, до Петра I таким курильщикам вырывали ноздри и отрезали уши. Пристрастившись к курению, Петр I отменил столь страшное наказание, сохранив лишь жесткое наказание на кораблях. Желающим покурить определяли место курения, а на корабле — и время курения: «Запрещается курить по захождению и до восхождения солнца, когда молитва отправляется; которые хотят курить в часы позволенные, тому курить около фок-мачты, или где командир определит и должны иметь ведро воды с собою». После Петра I отношение к курильщикам стало более снисходительным. Хотя запрещение курить где ни попадя сохранилось и в последующие века. Еще современникам А. С. Пушкина строго-настрого запрещалось курить «как при прогулках пешком, так и при проезде в экипажах». Нарушителей порядка городовые доставляли в участок, штрафовали и брали подписку-обещание, что такой злостный проступок не повторится.

В «Уставе пожарном», изд. 1874 г., гл. VII, ст. 92 гласила: «За курение табаку на улицах и площадях, там, где это воспрещено, виновные подвергаются денежному взысканию от 25 к. до 1 р. За курение табаку на сеновалах, чердаках, конюшнях и тому подобных местах, также в хвойных лесах в жаркую или сухую погоду, равно за курение на улицах и площадях, там, где это воспрещено, когда проступок сей сопряжен с опасностью возникновения пожара, виновные подвергаются денежному взносу от 25 к. до 10 р.».

Надо заметить, что, как в современных отчетах, так и в прошлом, графы «Количество пожаров от курения» не было и нет. Но, как свидетельствовала практика мировых судей Псковской губернии во второй половине XIX века, около одной трети пожаров происходили именно от курения самодельных папирос в избах, на улицах… Тем не менее курить не воспрещалось законом. И, как ни парадоксально, «в большей части случаев курение оставалось безнаказанным, и судебная власть, несмотря на жалобы многих хозяев на курение табаку их работниками или посторонними людьми, не могла оказать какой-либо помощи к охранению их имущества, поставленных в силу закона в зависимость от неосторожности всякого первого прохожего», — говорил гласный Карпов на декабрьском съезде 1869 г. Псковского губернского земского собрания и просил ходатайствовать перед МВД об усилении полицейского надзора за курильщиками.

Л. Фролова.


ПРОЛЕТАЯ НАД ПСКОВСКИМ КРАЕМ

Заводов по производству самолетов в Пскове, не было, но он стал местом базирования, испытаний и многочисленных перелетов. Так, в сентябре 1911 года член Всероссийского аэроклуба Александр Юстовиц фон Виллиш вместе с пилотом Пичкертом пролетели над Псковщиной, а через неделю другой член того же клуба, М. Ф. Кампо-Сципио, пилотируя «Фарман» русского производства по маршруту Варшава — Белосток — Гродно — Вильно — Двинск – Псков — Петербург, побывал на земле Псковской.

Как пишут в своих воспоминаниях очевидцы тех событий, горожане были в панике: «Многие крестились и прятались». Но на следующий 1912 год стали вести себя смелее. в апреле на казарменном плацу 93 иркуцкого полка, где сейчас стоят корпуса завода АДС, приземлился самолет. «Народ сразу же окружил весь плац».

В городе демонстрировались полеты знаменитого русского летчика Сергея Исаевича Уточкина.

Для отечественной и мировой авиации 1912 год стал первым, когда оказалось возможным организовать относительно дальние перелеты. Первая международная трасса была проложена между столицей Германии и Российской империей, причем маршрут ее пролегал через Псков. Этот необычный по тому времени перелет с авариями, вынужденными посадками за 23 дня совершил Всеволод Абрамович.

К восторженной встрече авиатора жители Пскова готовились 13 июля. Все улицы, примыкавшие к Иркуцкому плацу, должны были заполниться народом. Напрасно. Очередная поломка мотора, и лишь 18 июля авиатор достиг Пскова. На следующий день при большом стечении народа Абрамович предпринял попытку вылететь из Пскова. Авария, затем еще одна, и лишь 23 июля он направляется в сторону Луги.

31 июня 1913 года авиатор Жан Нуар, совершая полет из Риги в Петербург, из-за тумана заблудился, кончился бензин и аппарат налетел на лес. Событие это происходило в полдень около имения Березово Порховского уезда. Авиатора доставили в имение Высоцкое князя Мышецкого. Жан Нуар не пострадал. После ремонта он продолжил свой полет

В августе 1913 года уже упоминавшийся А. Ф. фон Виллиш вновь летел через Псков, но на этот раз по маршруту Митава – Петербург. Аэроплан назывался «Северная ласточка», а сконструировал ее сам летчик Виллиш, это был первый полет на столь дальнее расстояние русского авиатора на русском аэроплане.

17 июня 1914 года в Псков впервые прилетело сразу три аэроплана. Опустились они на Завеличье, на Енисейском плацу (район ул. Народной, мебельный магазин). Самолеты пилотировали летчики 18-го гвардейского воздухоплавательного отряда. Вылетели они из Владимирского лагеря в Новгороде, в количестве пяти аэропланов. Начальник отряда капитан Голубев, штабс-капитан Рыжков и унтер-офицер Дитлер приземлились в Пскове. В тридцати верстах от Новгорода близ деревни Болотно разбился насмерть штабс-капитан Боерогло. Механик, рядовой Волуев, получил увечье.

Тело капитана Боерогло отправили в Порховскую земскую больницу, одновременно туда же доставили на излечение механика.

С Псковским краем также связан авиатор, впервые выполнивший «мертвую петлю» и осуществивший таран — П. Н. Нестеров. Совершая перелет Киев — Петербург, Нестеров выбрал места, подходящие для посадки, возле железнодорожных станций Быхов, Городок и Дно. Нестеров заблаговременно отправил на эти станции бочки с бензином. В 5 часов 30 минут 24 мая 1914 года. Нестеров вылетел ив Киева. По дороге летчик и механик — унтер-офицер Нелидов, приземляясь около станций, получали бензин и вновь поднимались в небо. В 9 часов 35 минут того же дня Нестеров приземлился на Гатчинский аэродром недалеко от Петербурга.

Так закончились полеты в предвоенное время на территории Псковщины.

По данным ГАПО, в период с августа по декабрь 1914 года на территории Псковщины наблюдалась большая активность авиации противника. Среди многочисленных документов часто можно встретить доклады о пролете германских аэропланов и открытии по ним стрельбы.

В отдельное дело выделен вопрос о принятии мер к устройству наблюдений за неприятельскими летательными аппаратами на территории Псковской губернии. Начальник штаба 6-ой армии просит Псковского губернатора барона Медема срочно уведомить, какие меры может рекомендовать его превосходительство по устройству пунктов для наблюдения за возможным появлением неприятельских летательных аппаратов, как цеппелинов, так и аэропланов в районах городов Остров и Псков.

Псковский губернатор предписал исправникам в случае пролета воздушных аппаратов над территорией уезда немедленно доносить телеграфом, точно указывая направление и отсылая одновременно телеграммы соседним исправникам, с целью проследить конечный пункт спуска и выяснить национальность аппарата.

Петр Мануйлов,
ученик 11 «А» класса отделения гимназии ППК.
(Доклад сделан на юношеских Кутузовских чтениях в историко-краеведческой библиотеке № 2 имени И. И. Василева).


П.П.КОНОВНИЦЫН И А.П.КУНИЦЫН

Последние годы своей жизни, с 1819 по 1822 годы, наш земляк, генерал от инфантерии, генерал-адъютант, граф Петр Петрович Коновницын возглавлял возникшую при нем Главную дирекцию Пажеского, 1-го, 2-го и Смоленского кадетских корпусов, а также всех других привилегированных дворянских учебных заведений, готовивших офицерские кадры.

Естественно, что одной из главных забот генерала было формирование преподавательского состава и организационно-учебной части дирекции. П. П. Коновницын стремился укомплектовать кадры лучшими педагогами своего времени. Об этом, например, говорит тот факт, что он привлек к работе в ведомстве Александра Петровича Куницына (1781 — 1841).

А. П. Куницын был одним из самых блестящих преподавателей своего времени. Профессор Царскосельского лицея первого, пушкинского выпуска, он пользовался авторитетом и уважением лицеистов. Вел у них философию права, логику и психологию. Сам А. П. Куницын учился в Петербургском педагогическом институте, а также за границей – в Гейдельбергском и Геттингенском университетах.

В 1817 – 1821 годах А. П. Куницын был профессором Главного педагогического института (с 1819 года – университета). Он отличался либеральными взглядами, был приверженцем «естественного права», свободы личности, убежденным противником не только крепостничества, но и революционных потрясений. В 1818 – 1820 гг. вышли две части его книги «Право естественное», позже изъятой властями из оборота как противоречащей «истинам христианства».

В Российском государственном военно-историческом архиве сохранились документы, свидетельствующие о том, что 8 сентября 1820 года П. П. Коновницын ходатайствовал перед великим князем, цесаревичем Константином, который курировал подготовку офицеров армии, но находился в Варшаве, о привлечении А. П. Куницына к работе в своей Главной дирекции. Следует подчеркнуть, что в это время царь уже отказался от каких-либо либеральных проектов, наоборот, в стране началось время явно выраженного консерватизма. Тем не менее, П. П. Коновницын добился своего. Для этого ему надо было договориться сначала с министром духовных дел и просвещения, князем А. Н. Голицыным, и тот дал свое согласие на работу А. П. Куницына в ведомстве П. П. Коновницына. Затем последний обратился к Константину, а тот – к императору. 18 сентября 1820 года из Главного штаба великому князю был послан следующий рапорт:

Его Императорскому Высочайшему Цесаревичу
Начальника Главного Штаба
Его Императорского Величества

Рапорт

Честь имею донести Вашему Императорскому Высочеству, что Государь Император согласно с представлением вашим соизволяет на определение С.-Петербургского университета профессора 7-го класса Куницына начальником отделения по учебной части в Дежурство Главного директора Пажеского и Кадетских корпусов.

Начальник Главного штаба князь Волконский (подпись)

На рапорте, очевидно, рукой Константина была сделана приписка:

«Графу Коновницыну».
Так 37-летний профессор Петербургского университета стал работать на дело подготовки офицеров русской армии. Этот неизвестный ранее исторический факт говорит о некоторых чертах стиля деятельности П. П. Коновницына на посту Главного директора дворянских военно-учебных заведений.

Подготовил Е. Иванов, профессор.


ГОЛОС ЭСТОНСКОГО КРЕСТЬЯНИНА

В Торопецком уезде в 1919-20 гг. (тогда он входил в состав Псковской губернии) агенты белой Эстонии обманом подговорили многих крестьян-эстонцев подать заявления о принятии их в эстонское подданство.

Обещали им землю и всевозможную помощь правительства Эстонии. Теперь крестьяне-эстонцы понимают разницу между Советской властью и помещичьей властью Эстонии. Они не хотят ехать в Эстонию: 44 крестьянина-эстонца Торопецкого уезда подали в губисполком заявления с просьбой принять их обратно в советское подданство.

В заявлениях они проклинают эстонских палачей и клянутся по первому зову Советской власти идти на защиту не только трудящихся Советского Союза, но и за власть трудящихся во всем мире. Единственная власть трудящихся — это Советская власть, говорится в заявлениях, Губисполком спешно рассматривает заявления тружеников-эстонцев.

(Псковский пахарь. 1924. 25 декабря)


ПУСТИЛ ПОЕЗД ПОД ОТКОС

14 октября в 3 часа ночи на перегоне Серебрянка — Плюсса произошло крушение ленинградского поезда. Паровоз сошел с рельсов, совершенно разбиты четыре вагона. Убито 6 человек, ранено 25.

Крушение произошло благодаря злому умыслу. Местный крестьянин с целью грабежа выдернул костыли, скрепляющие рельсы со шпалами, поэтому и произошло крушение. Виновник арестован.

(Псковский пахарь. 1926. 22 октября). Подготовил А.Филимонов.

© «Новости Пскова», 2001-2002

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *