Псковские хроники № 9 (19) 2000

ХРОНОЛОГИЯ ДОСТОПАМЯТНЫХ ПСКОВСКИХ СОБЫТИЙ

965. Предполагаемое основание Пскова и первой деревянной церкви во имя Св. Троицы.

992. Учреждение епархии Псковской вместе с Новгородскою под управлением одного епископа.

1137. Основание каменного Троицкого собора в Пскове князем Всеволодом. Псков отделился от Новгорода и под управлением св. князя Всеволода-Гавриила сделался вольным городом и столицею невотчинного княжества.

1138. Кончина благоверного князя Всеволода.

1156. Основание Спасо-Мирожского мужского монастыря в Пскове, на Завеличье.

1193. Перенесение мощей св. князя Всеволода из церкви Св. Дмитрия Солунского в Троицкий собор.

1207. Первые торговые сношения псковитян с жителями Риги.

1243. Основание Иоанно-Предтечинского женского монастыря на Завеличье, в Пскове.

1266. Основание князем Довмонтом-Тимофеем первой каменной крепости ниже собора, названной Довмонтовскою стеною.

1330. Построение крепости Изборска.

1375. Построение стены кругом всего города.

1420. Обретение в Чирской волости иконы Божьей Матери, именуемой доныне Чирскою, перенесение ее в Псков и установление ей ежегодного празднования 16 июля.

1424. Начало чеканки серебряных денег в Пскове.

1447. Основание Елеазаровского монастыря.

1457. Кончина преподобного Саввы Крыпецкого.

1473. Основание Псково-Печерского монастыря и обретение иконы Пресвятой Богородицы в пещере этого монастыря.

1475. Основание Крыпецкого монастыря.

1487. Обретение мощей Св. Саввы, основателя Крыпецкого монастыря.

1510. Утрата Псковом своей самостоятельности и присоединение его к Московскому княжеству.

1563. Пожар в Пскове, истребивший 52 церкви, причем сгорел кремль и в нем — Троицкая соборная церковь.

1569. Основание Святогорского монастыря в Опочецком уезде.

1582. Святые осады Пскова Стефаном Баторием. Кончина преподобного Никандра, пустынножителя, основателя Никандровской Пустыни.

Из Памятных книжек Псковской губернии. 1901 год.


ПРОГУЛКИ Г-НА ЕВЛЕНТЬЕВА: …И МНОГО ЖИВОПИСНЫХ ВИДОВ

Константин Григорьевич Евлентьев — исследователь псковской старины. Первый секретарь и хранитель музея Псковской Археологической комиссии, а затем Псковского Археологического общества. Стоял у истоков Псковской публичной библиотеки. Им опубликовано свыше сорока работ по истории Пскова и много исторических документов.

Сегодня мы начинаем печатать серию очерков К.Г.Евлентьева, опубликованных в «Псковских губернских ведомостях» в 1874 году, о его «прогулках» в окрестностях Пскова.

Пользуясь воскресным днем, мы в интересах статистического дела, сделали прогулку по левому берегу реки Великой, на пространстве между Псковом и погостом Кусвой, и заглянули в местные прибрежные села и деревни, жители которых (крестьяне), как оказалось по справке, кроме землевозделывания, ходят еще на заработки в губернский город (каменщики, штукатуры, извозчики, печники и носильщики льна — молодые девушки); другие ловят в Великой рыбу для домашнего потребления и в продажу на городском рынке; вьют веревки (в деревне Подвишеньи) и по реке доставляют сюда, в лодках песок, плиту и прочий строительный материал. На означенном пути река Великая представляет для глаз много живописных видов: в особенности очарователен вид на реку со стороны Кусовского погоста.

(«Псковские губернские ведомости», 1874 год, №23 от 15.06)


ДОМ ОТ ДНЕЙ ПЕТРА

Петр I приезжал в Псков во время Северной войны, обычно останавливался в доме купца Ямского, затем этот дом перешел по наследству Трубинским.

Дом древний, готической архитектуры, с теремом наверху. В доме этом от дней Петра сохранились без малейшего отступления вся старинная архитектура, некоторые домашние вещи, бывшие в употреблении его и пожалованные хозяину дома несколько серебряных кубков.

19 августа 1855 года пожар уничтожил это замечательнейшее здание, и только счастливый случай сохранил для потомства память сей древности. Бывший инженер Годовиков утром того же дня, когда произошел пожар, снял вид дома Трубинских, доставшийся после Иевлеву, до мельчайших подробностей. Тут были и изразцовые печи, и дубовые шкафы в стенах, и другие мелочи, до того интересные, что альбом древностей Пскова, составленный Годовиковым, препровожден нынче на Московскую выставку, где, вероятно, обратит особое внимание любителей древности домом, где пребывал Петр Первый.

Предание говорит, что Петр ходил в находящуюся вблизи церковь, посвященную его ангелам Св. апостолам Петру и Павлу. Церковь Петра и Павла упоминается в летописях в XIV столетии.

На харах ее недавно мы нашли остатки от двух бывших здесь приделах с жертвенниками и престолами. Здесь-то, по рассказам стариков, стоял во время литургии Петр и читал апостола.

Мы отыскали и перенесли вниз бывшую здесь престольную икону апостола Фомы, которой, можно сказать смело, более трехсот лет обложена на полях серебром.

Можно утверждать, что заботами Великого Государя Петропавловский храм был украшен в 1713 г., устроен новый иконостас, и церковь возведена на степень собора.

В 1786 году к ней приписана Борисоглебская церковь, перестроенная в 1819 г. в Казанскую.

Других рассказов о пребывании здесь Петра нам не случилось слышать, но труды его сохранились в укреплениях города рвом и бастионами на протяжении всего города. Для этих укреплений Петр велел строить и засыпать некоторые церкви и башни.

У развалин дома Ивлева (бывшего Трубинских) мы видим огромный вал, насыпанный на основании церквей Богоявленской и Рождества Богородицы, которые взорвало на воздух от положенной здесь при Петре, как сказано в описи, пороховой казны во время бывшего 11 ноября 1711 года страшного пожара. Сохранившиеся чудесным образом местные иконы находятся поныне у Петра и Павла, из них Рождества с признаками обожжения.

(«Псковские губернские ведомости, 1872 год. №21)


ФЕДОР АЛЕКСЕЕВИЧ УШАКОВ — ПЕДАГОГ, ИСТОРИК, АРХЕОЛОГ

31 декабря 2000 года исполняется 150 лет со дня рождения Федора Алексеевича Ушакова, почетного члена Псковского Археологического Общества, замечательного знатока псковской старины, оставившего заметный след в исследовании истории Пскова и Псковской земли.

Федор Алексеевич Ушаков родился 19 декабря 1850 г. в семье потомственных дворян Тамбовской губернии. Образование получил в Воронежском Михайловском кадетском корпусе. В военную службу вступил юнкером в Московское 3-е военное Александровское училище 5 августа 1868 года. То было самое блестящее время Александровского училища, в нем читали лекции знаменитые профессора Московского университета и среди них светило исторической науки, автор «Истории России с древнейших времен» академик Сергей Михайлович Соловьев. Видимо, в это время и появилась у Ф.А.Ушакова любовь к историческим занятиям.

По окончании курса наук в училище Ушаков произведен в прапорщики и определен в 6-й пехотный Либавский имени Карла Прусского полк, где 14 декабря был назначен на должность и.о. аудитора. 8 августа 1871 г. произведен в подпоручики. В январе 1872 года назначен делопроизводителем полкового суда, 30 октября Федор Алексеевич произведен в поручики. 17 сентября 1873 года его командируют в штаб Казанского военного округа для исполнения должности помощника старшего адъютанта, 6 ноября 1874 г. он Высочайшим приказом назначен на эту должность, в которой и прослужил до 13 сентября 1878 г. 13 июля 1877 г. произведен в штабс-капитаны.

1 января 1879 г. Высочайшим приказом переведен в 69-й резервный пехотный батальон и 7 июля назначен командиром роты, а 22 июля произведен в капитаны. 18 июня Ф.А.Ушаков командирован в г. Харьков для сдачи экзаменов в академию Генерального Штаба. Экзамены были успешно выдержаны, и 13 октября 1880 г. капитан Ушаков был зачислен слушателем Академии. 1 октября 1881 г. с разрешения начальника Генерального Штаба Ф.А.Ушаков был отчислен из академии (видимо, по личной просьбе).

29 декабря 1881 года приказом главного начальника военно-ученых заведений за № 58 прикомандирован к Псковской военной гимназии для испытания в должности воспитателя старших классов.

В 1882 году по указу императора Александра III все военные гимназии были переформированы в кадетские корпуса, в том числе и Псковская военная гимназия стала Псковским кадетским корпусом. 21 декабря 1883 г. приказом по военно-учебным заведениям Ф.А.Ушаков утвержден в должности воспитателя старших классов.

В должности командира роты Ф.А.Ушаков состоял с 1 января 1887 года. Чин полковника он получил 21 апреля 1891 года, а в 1902 году вышел в отставку в чине генерал-майора.

За отличную, усердную и ревностную службу Федор Алексеевич был всемилостивейше пожалован орденами Св. Станислава всех трех степеней. Св. Анны — 3-й степени и Св. Владимира — 4-й и 3-й степени.

Федор Алексеевич был женат на вдове генерал-майора Софье Карловне Зенкевич и имел шестерых детей. Четырех (два сына и две дочери) — от первого брака жены и двоих сыновей — от совместного брака Сыновья воспитывались в Псковском кадетском корпусе на казенном содержании Семья Ушаковых жила в доме на углу Архангельской (Ленина) и Садовой (Пушкинской) улиц. Этот дом в 20-е годы прошлого века принадлежал Николаю Александровичу Яхонтову, известному общественному деятелю и доброму знакомому А.С.Пушкина. В 1883 году Ушаковы приобрели этот дом с мезонином, флигелем и надворными постройками у Марии Николаевны Сорокиной, которой он достался по наследству.

Выйдя в отставку, Федор Алексеевич, человек деятельный и неугомонный, с головой ушел в псковские общественные дела. Трудно перечислить те общественные организации, в деятельности которых он не принимал бы участия. Вот только основные, где он играл видную роль: один из основателей Общества потребителей, председатель совета Псковского вольного пожарного общества, гласный Городской Думы (член ревизионной комиссии), член Губернского Статистического комитета, Комитета попечительства о народной трезвости и комитета Рисовально-Технических классов и, наконец, казначей местного управления общества Красного Креста. Его работа на благо общества была вознаграждена медалью Красного Креста — нагрудным серебряным знаком.

Но главным и любимым его делом была история и археология Пскова. Его приезд в Псков в 1881 году, первое знакомство с историей города, его памятники и архитектура навсегда покорили сердце Федора Алексеевича и побудили его к глубокому изучению псковских древностей, летописей, исторических документов и материалов, литературы по истории псковской земли, результатов археологических изысканий. В 1895 г. Ф.А Ушаков становится членом Псковского Археологического общества (ПАО), на этом же заседании, состоявшемся 8 сентября, Федор Алексеевич был избран секретарем ПАО, сменив на этом посту В.Н.Гедемина.

В 90-х годах прошлого столетия появилось мною сообщений об обнаружении и вскрытии древних захоронений, об отыскивании кладов и других находок. В музей ПАО поступили находки из погребения у земской больницы, вещи из крупного монетного клада у д. Демшина Новоржевского уезда, вещи из погоста Дубровна Порховского уезда и ряда других мест.

Возможно, многочисленные разрушения памятников, осуществленные людьми, далекими от науки, форсировали проведение археологических изысканий членами ПАО. В 1896 году на городище Камно Ф.А.Ушаков проводил раскопки большого могильника.

Работа велась с 8 по 12 июня силами местных крестьян. Они с большим любопытством и усердием участвовали в раскопках, т.к. место это было овеяно легендами о находящемся под курганом подземелье и богатом кладе — девять бочек, полных серебра. Раскоп велся в виде крестообразной траншеи шириной в одну сажень (2,13 м), ориентированной с севера на юг и с востока на запад. При раскопках были обнаружены захоронения в верхнем слое по христианскому обряду, а в нижних кремированные останки. Найдены и отдельные предметы: бусы, точильный камень, черенки глиняных сосудов, окаменевшие фрагменты человеческих костей и костей рыб и животных. Раскопки эти вызвали большой интерес; приезжали ознакомиться с ними члены ПАО, в том числе и его председатель граф А.В.Адлерберг.

Волнует Ушакова и состояние Мирожского монастыря, особенно Спасо-Преображенского собора и его замечательных фресок XII века. Свои мысли по этому поводу он изложил в статье «Мирожский монастырь», опубликованной в «Псковских губернских ведомостях» в 1896 г. 24 августа.

Обеспокоенность о сохранности памятников побудила Федора Алексеевича взяться за систематизацию имеющихся сведений об археологических памятниках, и следствием этой работы стала публикация первой сводки археологических объектов, куда вошли сведения о 172 памятниках.

В 1897 году завершилась еще одна крупная работа — обследование экспонатов музея ПАО, и в «Псковских губернских ведомостях» была опубликована Опись музейных предметов. Позже Опись была издана отдельным изданием. В марте 1900 года в Псков приезжает известный историк профессор Сергей Федорович Платонов. Им была прочитана лекция в зале псковского Дворянского собрания в пользу Псковского Археологического Общества. Интерес к лекции и автору был огромен. На Федора Алексеевича лекция произвела неизгладимое впечатление, и он взял на себя груд подготовить и с разрешения автор, издать изложение лекции. И вот уже в августе 1900 г. появляется труд Ушакова — «Причины Смутного времени Московского государства в XVI и XVII вв. и отражение его на Псков». Затем одна за другой выходят работы Ушакова: «Материалы для истории Кадетского Корпуса». Псков 1901; «Город Псков сто лет тому назад. Памятная книжка Псковской губернии». Псков 1901 г.

С.Ф.Платонов, будучи редактором «Записок Императорского русского Археологического Общества» в томе XII, книге 5 за 1901 г. публикует сразу две работы Федора Алексеевича — «Псковский городец и Мирож, как места первых псковских поселений» и «По поводу Псковских древних печатей». Затем эти работы были изданы и отдельными оттисками в С.-Петербурге в 1902 году. Обе эти работы были написаны на основе докладов, сделанных на заседаниях ПАО.

В 1901 году увидел свет самый важный труд Ушакова — сборный план г. Пскова «Описание к сборному плану г. Пскова, составленному по летописям, актам и по планам и чертежам 1581, 1694, 1740, 1787, 182! и 1859 гг.» Этой работой Федор Алексеевич по справедливости гордился. На этом плане он впервые указал на существовавшую в древности поперечную стену 1309 г., сооруженную при посаднике Борисе. Докладывая об издании «Сборного плана» на заседании ПАО 3 февраля 1902 г. Федор Алексеевич сказал: «Кто интересовался судьбами Пскова и Псковской летописью, тот, конечно, знает по опыту, как трудно иногда бывает понять многие летописные факты даже только потому, что не имеешь под руками плана, который иногда точно, а иногда хотя бы приблизительно мог указать место, на котором происходило передаваемое летописью событие… Известно, что с 1788 года, т.е. со времени издания планов о строении городов, совершенно изменилась их физиономия…

Счастливая случайность сохранила в архиве Инженерного Департамента план Пскова 1740 года, «снятый с натуры». Этот план, представляющий более подобия с планом древнего Пскова, и взят мною в основу вновь состав ленного «сборного плана». В дополнение к тем сведениям, которые дает план 1740 года, мною нанесены на него все имеющие историческое значение казенные, церковные и общественные здания, указываемые в различные эпохи существования Пскова, летописями и актами, с постановкою зданий этих на те места, на которых они существовали когда-то в действительности». На этом же заседании Федор Алексеевич вновь возвращается к теме Мирожского монастыря, выступив с докладом «Мирожский монастырь в г. Пскове».

Современные исследователи находят ряд неточностей и ошибок, имеющихся в работе Ушакова, однако это не умаляет заслуг автора, ведь он сделал первую попытку воссоздать древний план Пскова.

Еще со времени основания Археологической комиссии общественность была озабочена созданием приемлемых условий для размещения своего музея. Неоднократно предлагалось использовать для этой цели Поганкины палаты. В 1899 году ПАО делается очередная попытка подыскать более просторное помещение своему Музею, находившемуся в весьма стесненном состоянии в одной небольшой комнате при Губернском Статистическом Комитете. Попытки Общества приобрести для своего музея новое помещение тесно связаны с именем Николая Федоровича Фан-дер-Флита, у него была давнишняя мечта — устроить музей, доступный всем желающим. Сделавшись псковским помещиком, он задумал осуществить свою заветную мечту именно в Пскове. Эта мысль преследовала его до последнего дня жизни. Однако, не успев достичь цели, он завещал дальнейшую работу своей жене Елизавете Карловне, выбор которой после всестороннего обсуждения с членами ПАО и ее секретарем Ф.А.Ушаковым остановился на Поганкиных палатах. Палаты находились в ведении Военного Министерства, и в них размещался провиантский магазин.

Положительному решению вопроса помог счастливый случай. Предводителю псковского дворянства Николаю Ивановичу Новосильцеву, председателю ПАО предстояло представление Государю Императору. Было решено для поднесения изготовить шикарный альбом с фотографиями Поганкиных палат, выполненных фотографом Кононовым и раскрашенных акварелью.

28 февраля в 2 часа дня Н.И.Новосильцев был принят Николаем II. Альбом был преподнесен, при этом Н.И.Новосильцеву посчастливилось дать надлежащие объяснения, после чего Его Величеству было угодно повелеть 7.03.1900 г. передать Поганкины палаты из ведомства военного Министерства в распоряжение и владение Псковского Археологического общества. Е.К.Фан-дер-Флит пожертвовала на ремонт здания и устройство музея 20 000 рублей. Все заботы по ведению строительных работ пали на Ф.А. Ушакова. К декабрю 1902 года основная часть работ была завершена. На заседании ПАО было решено освящение Поганкиных палат назначить на 15 декабря. Одновременно была принята программа торжества и утвержден список приглашаемых гостей. Кроме 33-х членов Общества, получили приглашение 150 человек.

Освящение палат началось в час пополудни. После завершения молебна и освящения Поганкиных палат Преосвященный Сергий вручил Председателю ПАО Н.Н.Новосильцеву прекрасную старинную икону Иоанна Богослова. Владыка в своей речи указал присутствующему духовенству, что оно могло бы помочь музею присылкой старинных предметов, и обещал сам этому содействовать. Затем начальник губернии князь Б.А.Васильчиков открыл торжественное заседание общества и выступил с приветственным словом.

Ф.А.Ушаков, осветив кратко историю ПАО, выразил глубокую благодарность Е.К.Фан-дер-Флит, которая дала средства «превратить провиантский склад в здание просветительных учреждений города».

Таким образом, радость общества, получившего надежный приют в здании «Палат Поганкина» для своего музея, стал общею радостью всего города Пскова, который безвозмездно получил в Палатах помещения для технической рисовальной школы и для сельскохозяйственного музея Псковского земства».

Дел по благоустройству палат было ещё много. Ф.А.Ушаков едет в Петербург к Е.К.Фан-дер-Флит с подробным отчетом о ремонтных работах согласовывает предполагаемую смету на производство дальнейших работ, которые финансирует Елизавета Карловна. На содержание Поганкиных палат были выхлопотаны у городской Думы 200 руб. и у Псковского Уездного Земства — 300 руб. ежегодно.

Федор Алексеевич ведет обширную переписку с тамошними российскими и зарубежными обществами и институтами в основном по обмену изданиями.

Заботясь о пополнении музея общества, Ушаков дарит целый ряд предметов: кавказский кинжал с костяной ручкой и золотой насечкой на лезвии и ножны с серебряной отделкой, охотничий нож с трехгранным лезвием и железной ручкой, много драгоценных и полудрагоценных камней. Приобретает для музея старинный образ двунадесятых праздников, деревянный складень, несколько старинных польских монет, киевскую гривну, полтину времен Алексея Михайловича.

Особой заботой ПАО был собор Преображения Господня Спасо-Мирожского монастыря. Много раз на заседаниях рассматривались вопросы состояния самого храма, который во время весеннего разлива Великой затапливался. 3 февраля 1902 года на заседании общества Федор Алексеевич делает обстоятельный доклад «Спасо-Мирожский монастырь в Пскове», который в этом же году был опубликован отдельным изданием.

Ушаков совместно с членом ПАО, замечательным фотографом О.И.Парли. задумал издать альбом фотографических снимков самого собора, с его древних стен и с возобновляемых на них старинных фресок в храме Преображения Господня. В мае 1903 г. альбом увидел свет, он состоял из 75 фотографических снимков на матовой (платиновой) бумаге, наклеенных на серый картон и заключенных в особую роскошную кожаную папку. К альбому была приложена отдельная брошюра с кратким описанием изображения на фотографиях Ф.А. Ушакова. Цена альбома была очень высокая — 150 рублей. Для рекламы альбома Федор Алексеевич составил подробный проспект.

В августе 1903 года в окрестностях Пскова состоялись большие военные маневры. Император Николай II лично проводил осмотр войск. 9 августа царь с сопровождающими лицами прибыл к Поганкиным палатам, во дворе которых выстроились члены Псковского вольного пожарного общества в парадных мундирах, сверкающих касках и с развернутым знаменем. Царскую чету встретил председатель пожарного общества Ф.А. Ушаков. Он преподнес пышный букет цветов Александре Федоровне и произнес приветственную речь, затем император лично прибил к древку Знамени общества свой вензель. Затем Государь и Государыня проследовали в Поганкины палаты, где были встречены делегацией ПАО: Н.Н.Новосильцевым, Ф.А.Ушаковым и Э.Р.Сутгофом. Царь осмотрел сельскохозяйственный музей, экспонаты музея ПАО, сами палаты и пожелал успешной деятельности Обществу.

…Сыновья Федора Алексеевича подрастали, и надо было позаботиться об их образовании. В связи с этим Ушаков вынужден был покинуть любимый им Псков и переехать на постоянное жительство в Петербург. Псковская общественность торжественно прощалась с отъезжающей четой. 25 июля 1906 года па прощальном ужине в Городской Думе городской голова А.А.Агапов, поднимая бокал за Ф.А.Ушакова высоко оцепил его деятельность, как гласного Думы и как человека. «Характеристика эта вызвала дружное и продолжительное ура». Торжественно прошло и заседание ПАО. После дружеских речей и выступлений признательные члены общества поднесли Ф.А.Ушакову па прощание сооруженный по подписке образ Св. великомученика Федора Стратилата и избрали Федора Алексеевича Почетным членом.

Дом был продан помещице О.В.Бибиковой, отъезд Ушаковых из Пскова состоялся 9 августа 1906 года. В Петербурге Федор Алексеевич вступил в Императорское Военно-Историческое общество, где иногда делал доклады, имевшие отношение к Псковской старице. Псковская тема оставалась главной в его творчестве. В трудах ПАО за 1907-1908 гг. публикуется большая работа «Время основания Пскова, границы Псковской страны и степень ее населенности в различные периоды ее существования». В этой работе он продолжает доказывать, что Псков существовал до княгини Ольги.

В Древлехранилище псковского музея-заповедника хранятся неопубликованные рукописи Федора Алексеевича: «Историческая записка о псковском кремле и стенах Пскова», «Происхождение слова рота, имеющегося в русских летописях и судебниках», «Крепость Остров и его значение для Псковской страны», «Великая Княгиня Ольга и ее отношение к Псковской старине».

Последняя работа об Ольге датирована 18 апреля 1912 года. Вспыхнувшая первая мировая война сильно подорвала здоровье Ф.А.Ушакова, ведь на войне находились два сына, пасынок, внук и зять, а старшая дочь поехала на позицию сестрой милосердия. Тревога о близких, неутешительные сообщения с фронтов не могли пройти даром. В сентябре приехал с позиции младший сын Петр, раненый и сильно контуженный. Не долечившись, он вновь уехал на поле брани. Через 10 дней после его отъезда Федор Алексеевич внезапно скончался от паралича сердца. Он был погребен 25 октября на Смоленском православном кладбище и но свидетельству протоиерея Петроградского Андреевского собора А.Нумирова, в кладбищенской ведомости за 1914 год за №165 сделана соответствующая запись.

Медников М.М.


СЮЖЕТЫ ИЗ МЕСТНОЙ ОБЛАСТНОЙ ИСТОРИИ

На днях в дворянском доме два раза представляемы были любителями «живые картинки», сбор от них предназначен в пользу общества св. Марии.

Кстати о живых картинках. Мы слышали, что сюжеты для означенных картин предполагается на будущее время брать из местной областной истории.

Нельзя не приветствовать такого разумного проекта с особенным удовольствием, который не довольно знакомых с псковской историей знакомит с нею, а сведуюших наводит на исторические воспоминания.

В самом деле, история Пскова может дать бесконечный ряд самых живописных сцен. Вот некоторые из них:

  • «Лыбутская крестьянка (впоследствии Великая Княгиня Ольга) перевозит через реку Великую в лодке князя Игоря»;
  • «Великая Княгиня Ольга пророчествует обоснование Пскова»;
  • «Псковское вече»;
  • «Взрыв Свинорской башни» (эпизод из обороны Пскова 1581 г.).

Из жизни купца Поганкина:

  • «Поганкин бражничает с разбойниками в сороковом бору».

Из народных легенд:

  • «Спящая красавица в склепе Гремящей башни» и т.д.

К. ЕВЛЕНТЬЕВ

Псковские губернские ведомости №12 1874 год.


НАСЕЛЕНИЕ И ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ЗДАНИЯ ПСКОВА

… и одно ОТДЕЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО

В Псковском уезде вместе с губернским городом Псковом мужского пола 74367, женского 74760, всего 149127 чел. Пространство 5747 кв. верст, станов 3, мировых участков 3, волостей 19 и 1 отдельное общество.

Псков — губернский город — от СПб 257 верст, жителей: 9696 мужского пола и 6304 женского, всего 16000 чел. Домов казенных каменных 32, деревянных 31, частных каменных 459, деревянных 1442, церквей православных 39, единоверческих 1, римско-католическая 1, лютеранская 1, монастырей 3, часовен 12, гостиниц 7, трактиров 43, постоялых дворов 87, торговых лавок 212, винных складов 6, ренсковых погребов 7, портерных лавок 5, питейных домов 94, торговых бань 4, учебных заведений: 1 — военного ведомства и 12 гражданских: гимназия мужская 1, женская 1, духовная семинария 1, духовное уездное училище 1, школ для детей обоего пола 3, приходское училище 1, бесплатная женская школа 1, Евангелическо-лютеранская школа 1, детский приют 1.

Замечательные здания: присутственные места, начальная военная школа, гимназия, дом губернатора, дом дворянского собрания, арестантская рота, духовная семинария, почтовый дом и проч.

«Псковские губернские ведомости» № 40, 11 октября 1875 года.

… НЕ ПОВЛИЯЛИ НА РОСТ НАСЕЛЕНИЯ

г. Псков — маленький город. Всего по переписи — 23426 чел., в том числе войска в количестве 1876 чел., в том числе население слобод и Петровского посада. Собственно же жителей в городе, т.е. в среднем городе, на Запсковье и на Завеличье — 16123 чел.

Когда-то Псков принадлежал к крупным городам. Рассказывают, что в 16 столетье население Пскова считалось десятками тысяч и доходило до 100 тыс. (едва ли вероятно), но об этом времени точных данных нет. В конце прошлого столетия, когда было сделано описание псковского наместничества (1790 г.), считалось в Пскове 7076 жителей (в городе, на Запсковье и Завеличье), потом, в 1863 г., была произведена перепись, которая обнаружила в городе 15958 чел., по переписи 1870 г. оказалось 18331 чел., и, наконец, теперь -23426 чел.

Ни проведение железной дороги (СПб — Варшавской), ни образование различных новых учреждений, ни сосредоточение многих учебных заведений с 1863 г. не повлиял особенно заметно на рост населения Пскова.

«Псковский городской листок» №2 от 4 января 1889 г.


ПАРОХОДОМ ДО КОРЫТОВО И ЧЕРЕХИ

1 мая собрался кружок частных лиц, затеявших общими силами купить небольшой пароход для рейсов по реке Великой. И.И.Василёв, уполномоченный совместно с инженером г.Бернгардом для совершения покупки, доложил, что завод, которому был передан заказ, обязался доставить пароход при открытии навигации и хочет это сделать в половине мая. Г.Щелков, кассир кружка, объяснил при этом, что половина стоимости парохода уже заплачена заводу, и в его распоряжении находится только вторая половина стоимости парохода, а для доставки его и сооружения пристаней денег нет. Решено расширить кружок для привлечения капитала или самим добрать необходимую сумму.

Справить торжественное освещение парохода, первого псковского, попросив девицу Ольгу Михайловну Прутченко(*) по принятому флотскому обычаю, наименовать пароход своим именем.

Псковский городской листок 1883 г. №33 от 4 мая

* * *

Пробные рейсы приобретенной паровой шлюпки прошли успешно: от гимназии до села Корытова рейс продолжался 12 минут. По всей вероятности с первого июня будут установлены правильные рейсы вверх по реке Великой до села Корытова и далее, если последует распоряжение об уничтожении тех преград, которые понастроили лесопромышленники(**).

Псковский городской листок 1883 г. №40 от 29 мая

* * *

Как мы слышали, пароход «Ольга» заработал со дня начала рейсов с 30 мая по 16 июня 212 рублей. Сегодня в воскресенье, 19 июня, будет общее собрание владельцев парохода в клубе соединенного общества.

Псковский городской листок 1883г. №45 от 19 июня

* * *

Сообщается о том, что пароход «Ольга» будет ходить до Черехи.

Псковский городской листок 1883 г. №49

* * *

Псковский «Павловск», «Цареха» очистился, принарядился и ждет летних гостей-дачников, чтобы зажить лучшей жизнью, потому что здесь поселяется интеллигенция, оставляющая немало денег местным жителям. Но лодка с самоваром, величаемая пароходом «Ольга» не доходит до Черехи, а заунывно посвистывает возле села Корытово и дальше ни шага. Между тем путь до Черехи (ранее был забит сплавом леса для завода Зиновьева) в настоящее время совсем свободен, и пора бы господину Быковскому (арендатору парохода) исполнить условия контракта и делать правильные рейсы до Черехи.

Псковский городской листок. 1884г. №41 от 23 мая

* Ольга Прутченко — дочь Псковского губернатора Михаила Борисовича Прутченко

** устье р. Черехи было забито сплавляемым лесом


ПОКРОВСКАЯ БАШНЯ

По высочайшему решению, любые изменения и переустройство памятников старины должны были согласовываться с императорской археологической комиссией (с 1917 года – государственной археологической комиссией).

Доложено отношение Псковского Археологического Общества от 21 июня 1917 г., с препровождением заявления Покрово-Никитского приходского совета о необходимости для него получить право исключительного пользования башнею для религиозно-просветительных нужд прихода, с предоставлением в потребных случаях добровольной отдачи или уступки, по соглашению, зала башни в пользование того или другого постороннего культурно-просветительского общества или организации в Пскове, и с объяснениями к нему. В заявлении пространно излагается историческое и религиозное значение башни и изображается ее нынешнее полуразрушенное состояние. Указывается на то, что в башне жил блаженный Доросей, которому было видение, известное под именем «Псковского Покрова Пресвятой Богородицы», и делается попытка доказать, что приспособление башни под жилье имеет историческое основание. В объяснениях, между прочим, говорится, что, хотя псковские крепостные башни и стены составляют собственность государства, но распоряжаться ими должен народ по своему усмотрению, ибо «не народ для государства, государство для народа». Как на пример похвального превращения исторических развалин «в поучительные памятники старины», указывается на «Поганкины палаты», приспособленные для музея и художественной школы, на «пономарскую» комнату над «Темными» воротами, ведущими в «Псковский акрополь» и на Пороховую башню в Риге. По поводу состояния башни, близкого к полному разрушению, подчеркивается совершенная необходимость в ремонте и прежде всего в устройстве крыши, представляющейся приходскому совету «остроконечною, многогранною», с «гордо развивающимся национальным флагом свободной русской народной державы». К просьбе приходского совета присоединяются: Покрово-Никитское братство, сестричество, Покровский проповеднический кружок, попечительский совет, совет церковно-приходской школы, Покровско-Никитское кооперативное общество. Псковское латышское общество в лице их председателей и представителей. Псковское Археологическое Общество со своей стороны, рассмотрев это заявление и не касаясь его исторической части и изложения, полагает: 1) печальное положение башни, как и всех вообще местных монументальных исторических памятников, не подлежит никакому сомнению; 2) поэтому починка, расчистка, поддержание и даже покрытие башни является делом крайне необходимым и желательным, в особенности, если они могут быть произведены без обременения казны; 3) передача башни во временное пользование приходу, по мнению большинства членов Совета, представляется возможной, хотя два члена, Г.И.Тарасов и А.А.Подчекаев, признают такую передачу недопустимой; 4) если бы Покрово-Никитский совет действительно пожелал произвести предложенные работы, то предварительно надлежит обязать его представить все проекты на рассмотрение и утверждение Археологической Комиссии; 5) самые работы, в случаях их разрешения, должны быть произведены под наблюдением сей Комиссии.

Мысль использовать Покровскую башню возникает уже не в первый раз. Так, в 1912 г. Сигодзинский безуспешно добивался получить эту башню во владение с целью устроить в ней показательную астрономическую станцию, обещая сохранить архитектуру башни «в должной мере». В феврале 1917 г. Псковское латышское общество просило городскую управу уступить ему в безвозмездное пользование Покровскую башню с прилегающей к ней площадкою для устройства собраний, лекций, библиотеки, читальни и проч., обещая отремонтировать башню «в древне-псковском стиле». Городская управа препроводила эту просьбу на заключение Псковского Археологического Общества, которое высказалось в отрицательном смысле, указав управе, что древние стены и башни принадлежат не городу, а государству (Высоч. утвержд. 31 марта 1836 г. положение Комитета министров и мнение Государственного Совета, изложенное в решении I общ. собр. Сената 18 октября 1902 г., № 115 (указ 8 января 1903 г. №143-146)), которое только одно и может ими распоряжаться, что никакое изменение внешнего вида башни невозможно без разрешения Археологической Комиссии и что, по мнению членов этой Комиссии гг. Покрышкина и Романова, осматривавших башню в 1915 г., она совершенно непригодна для жилого помещения. Наконец, теперь поступило новое ходатайство Покровско-Никитского приходского совета с просьбою, чтобы Псковское Археологическое Общество поддержало домогательство совета получить Покровскую башню в свое исключительное пользование с правом передачи. По смыслу заявления, совет предполагает отремонтировать башню на свои средства. Так как среди лиц, подписавших заявление, находится представитель латышского общества, то можно думать, что заявление это имеет связь с вышеизложенной попыткой латышского общества использовать для своих целей Покровскую башню. Псковское Археологическое Общество просит направить это ходатайство, в случае надобности, в порядке подчиненности, к той правительственной власти, от которой ныне зависит разрешение подобных вопросов. (Дело 1898 г., № 24).

По заявлению К.К.Романова, Покровская башня среди псковских является второю по значению и интересу, в ней должны сохраниться очень ценные детали, и, вероятно, именно с нею связан подземный ход, идущий здесь вдоль наружной стены. Устройство в ней каких бы то ни было жилых помещений не мыслимо без искажений старых ее форм — узких окон, определенных стен, пола; неизбежно устройство отопления. Размеры башни невелики, и является непонятным, чем она так заинтересовала местные просветительные учреждения. А.А.Спицын заметил, что передача памятника церковной старины и патриотического значения в распоряжение учреждений, допускающих увеселения, недопустимо; не только башня, но и весь прилегающий к ней живописный и интереснейший участок может принять нежелательный характер места развлечений. А.И.Померанцева и И.С.Китнер нашли, что приспособление башни под залу или подобное учреждение должно обойтись дорого, может быть, дороже устройства нового здания. Г.И.Котов указал, что мотивами отказа должны быть поставлены: научная важность памятника, еще неизученного и требующего для изучения больших усилий и средств, и главное — неизбежная порча его при предположенном переустройстве.

Постановлено: переустройство башни не разрешать.

«Известия Государственной археологической комиссии», выпуск 66, 1918 г.


ПСКОВСКОЙ КНИЖНОЙ ТОРГОВЛЕ — 140 ЛЕТ

Проходя гостиным двором мы видели там начало основания в Пскове постоянной книжной торговли, чего до сих пор еще здесь не было. Начало этому предприятию, пока в виде опыта, положено в лавке по железной линии, под № 29-м, где книги помещены особо в задней пристройке. Мы говорим пока, потому что дело это в нашем городе совершенно новое, следовательно, требует опыта. Опыт покажет предпринимающему: в какой мере наша публика будет сочувствовать этому предприятию и какого содержания книги предпочтительно будут требоваться. Учредитель книжной торговли, купец Василий Дмитриевич Дмитриев, намерен при малейшей возможности вести дело, устроить для производства его собственное помещение и постепенно развивать свою деятельность. В настоящее время в лавке находится довольно разнообразное собрание книг Богославских, учебных, детских, исторических и литературных. Г.Дмитриев в скором времени разошлет при ведомостях особое объявление о продающихся у него книгах по тем же цепам, как в СПб и Москве. Имея в обеих столицах постоянных благонадежных корреспондентов, он изъявляет полную готовность выписывать в самом непродолжительном времени те издания, которых у него не окажется. Нельзя не пожелать успеха этому новому в нашем городе предприятию, тем более, что в настоящее время книги повсеместно становятся необходимою потребностью для многих.

NN

«Псковские губернские ведомости», №22 от 22.06.1860 г.


ПИСЬМО ИЗ ПЕТЕРБУРГА

Проезжая через Псков, я была крайне удивлена господствующей здесь первобытною простотою нравов.

Направляясь к реке Пскове, я издали была поражена каким-то диким гоготаньем со всевозможными переливами от самых низких до самых высоких нот. Когда я подошла к берегу, то дело выяснилось: из дверей двух бань (кажется, Куммберга и Гельдта), находящихся на противоположном берегу, выскакивали какие-то красные туши, кидались в воду и, вынырнув затем на ее поверхность, оглашали воздух неистовыми криками. От столь «приятного» зрелища я, конечно, поспешила удаляться, как можно скорее.

Странно, как предержащие власти разрешают подобные даровые спектакли, благодаря которым ни одной женщине нельзя близко подойти к берегу.

NN

«Псковский городской листок» 1884г. №43 от 3 июня.

В наше время вновь возобновились подобные процедуры посетителями псковской бани.

© Стерх, 2001.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *