Подземные ходы Пскова (записка Н.Ф.Окулич-Казарина)

В 1913 году Псковским археологическим обществом (далее – ПАО) была подготовлена справка к делу «со сведениями о местонахождении древних сооружений, развалин, укреплений, подземных ходов, пещер, кладов и т.п. на территории Псковской губернии». За председателя ПАО записку подписал Н.Ф.Окулич-Казарин. Николай Фомич неоднократно обращался к теме псковских подземелий. Системе подземных ходов средневекового Пскова был посвящен его доклад, опубликованный в Трудах ПАО за 1914-15 годы; упоминание о подземных ходах находятся и в знаменитом «Спутнике по древнему Пскову».

В 1912-1915 годах Московским архивом Министерства юстиции (далее – МАМЮ) была предпринята широкомасштабная акция Всероссийской переписи замечательных археологических памятников. Сведения в архив поступали из всех губерний России. Среди прочего в документах канцелярии МАМЮ находится и дело, посвященное псковским древностям. Большую работу по систематизации сведений из губерний провел младший делопроизводитель архива Игнатий Яковлевич Стеллецкий. Им было подготовлено несколько докладов об археологических древностях Российских губерний, особенно о древних оборонительных сооружений и подземных ходах. Как сообщается в отчете за 1915 год управляющего МАМЮ профессора Дмитрия Владимировича Цветаева: «Младший делопроизводитель Стеллецкий продолжает поиски архивных материалов о древних крепостных и подземных сооружениях и занимается обработкой данных по этому вопросу» (РГАДА, ф. 337, оп. 1, д. 838, л. 55).

Первая часть памятной записки Окулич-Казарина посвящена подземным ходам Пскова. Вторая часть – описание древних городов, сохранившихся городищ, деревень Псковской губернии с которыми связаны те или иные легенды – об исчезнувших монастырях, несметных «разбойничьих» богатствах, кладах, колодезях, подземных ходах. Впрочем, подводя итог своеобразному «сказанию о кладах», Н.Ф.Окулич-Казарин отмечает: «Вообще, каждый курган (а их во Псковской губернии несчетное число) окружен легендами о богатых кладах: золото и бриллианты измеряются десятками бочек. На самом деле Псковская губерния поражает именно ничтожною ценностью археологических находок: все это преимущественно кости, глиняная посуда, бронзовые и изредка билонные женские украшения, железные мечи, копья, бердыши, секиры и серебряные монеты» (РГАДА, ф. 337, оп. 1, д. 879, л. 7 об.).


Псковское Археологическое Общество (бланк) 5 апреля 1913 года
№ 84
на № 422

Господину Управляющему Московским Архивом Министерства Юстиции

Нет почти ни одного псковича, который не был бы твердо уверен в том, что под Псковом находится целый лабиринт подземных ходов, проделанных в незапамятные времена. И эта уверенность имеет вполне реальную основу. Подземные ходы действительно существуют, хотя и не в тех размерах, какие приданы им обывательской фантазией. Часть этих ходов была описана Евлентьевым в статье «Об археологической экспедиции для исследования Псковских подземелий» (Псковские губернские ведомости, 1873 год), перепечатанной потом в 7 выпуске Трудов Псковского Археологического Общества за 1910-1911 годы. Вероятно, в начале 1880 годов описанные Евлентьевым подземелья были, по распоряжению местных властей, завалены, так как они стали служить притоном для бродяг и преступников, в них стали находить краденые вещи, а наконец даже мертвые тела.

В 1911 году Псковское Археологическое Общество решило вновь расчистить заваленные подземелья и привести их в благоустроенный вид. Всего было расчищено три подземных хода: 1) от развалин Свинорской башни до Великих ворот. В 50 саженях от башни находится спуск в подземную галерею, покрытую полукруглым плитяным сводом в 13 вершков толщины. Стены ея также сделаны из местной плиты. Вышина галереи не одинакова: местами приходится наклонять голову, местами же вышина достигает 4 аршин. Ширина 2,5-3 аршина. Воздуху много и дышится совершенно свободно. В расстоянии 13 саженей от спуска отделяется влево короткий (4 сажени) рукав, доходящий до подклети развалин Козмодемьянской церкви. Длина всей галереи около 100 саженей. 2) От Баториева пролома влево, по направлению Покровской башни, с коротким рукавом вправо, выходящим во двор частного владения, где и находится спуск. Длина галереи около 25 сажен. Дальнейшая расчистка прекращена вследствие трудности выгребать и выносить щебень и мусор, которыми вплотную забит этот ход. 3) Со двора Покровской церкви. Здесь под самою стеной находится спуск в галерею, которая идет вправо – к Покровской башне, и влево – к Баториеву пролому. Длина ея 22 сажени. Оба конца упираются в сплошную материковую плиту. Высота и ширина, а также своды второго и третьего ходов почти одинаковы с первым. В книге г. Окулич-Казарина «Спутник по древнему Пскову» есть фотографический снимок хода № 1. Своды галереи сплошь покрыты сталактитами. До сих пор во всех трех галереях найдены: железный замок, два факела, сделанные из просмоленных тряпок, большое каменное ядро и кожаная подошва, похожая, по мнению А.А.Спицына, на средневековую немецкую женскую обувь.

Так как устроенная Псковским Археологическим Обществом при входе № 1 деревянная крыша ежегодно расхищается обывателями, а входная дверь всегда оказывается взломанной, то придется, вероятно, вновь засыпать ход землей и мусором и превратить эту галерею в прежний вид.

В Запсковьи есть местность «Гремячая гора», часть коей называется «Волчьими ямами». Тут видно в земле плитяное отверстие в котором, по словам местных жителей, прежде были какие-то ступени. Здесь же проходит Запсковская Окологородняя стена и находится Гремячая башня, сооруженная в 1525 году. В Полном Собрании Русских Летописей, т. IV, стр. 297, сказано: «Повеле князь великий Василий Иванович поставити стрельницу каменную на Гремячей горе, над Псковою рекою на кручи; и того лета сделаша тайник». Легенда об этом тайнике приведена в уже упомянутой статье Евлентьева, а также в известном стихотворении Розенгейма «Гремячая башня», она же рассказана и в «Спутнике по древнему Пскову».

Всех рассказов о псковских подземельях перечислить невозможно. Большинство их носит явно баснословный характер. Слухи о кладах прямо чудовищны по своей нелепости. Есть люди, даже помешавшиеся на них. Однако же, два рассказа заслуживают некоторое внимание.

1. Кузнец Илья Каменьщиков, 41 года, живущий в Выползовой слободе, говорит, что лет 30 тому назад он со своим отцом прошел по подземному ходу от Покровской башни до Петровских ворот, т.е. 1 версту 290 сажен.

2. Городской санитарный служитель Иван Карпов, приблизительно того же возраста – что 30 лет тому назад он, вместе со своими сверстниками мальчуганами, спустился в провалье у Покровской башни, по лестнице, имевшей около 8 ступеней. Они пошли по подземному ходу, но дорогою разбрелись на две партии: одна пошла прямо, а другая повернула налево, в какой-то боковой рукав. Он, Карпов, примкнул к первой партии. Шли долго и, наконец, уткнулись в запертую дверь. На их стук она отворилась и они очутились в подвале Поганкиных палат, в которых тогда помещался интендантский склад, т.е. прошли под землей 350 сажен. Дверь им открыл солдат и объяснил, что начальство приказало им никого не впускать в подземный ход, но выпускать их него тех, кто будет стучаться в двери. Отделившаяся же партия мальчиков вышла, будто бы, к Гремячей башне, т.е. в расстоянии 2 верст 60 сажен от Покровской башни, причем прошла, очевидно, под дном Псковы-реки.

Проверить эти маловероятные рассказы весьма трудно, ибо ни следов спуска у Покровской башни, ни таинственной двери в Поганкиных палатах до сих пор обнаружить не удалось. Но о том, что из Палат шел куда-то подземный ход – слыхали все местные жители.

За Председателя Н.Окулич-Казарин

Российский Государственный архив древних актов, ф. 337, оп. 1, д. 879, лл. 1–3, 7 об.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *