Церковная реставрация Псково-Печерского монастыря в 60-70-е годы XX века

(Хронология реставрационных работ в Псково-Печерском монастыре приводится по документам: ГАПО, ф. 1776, оп. 1, д.д. 98, 156, 165, 170, 177, 187, 202, 215, 227, 237)


Псково-Печерский монастырь не случайно называли когда-то одним из самых красивых российских монастырей. Здесь поражало буквально все – удивительное местоположение монастыря, исключительный ансамбль памятников разных эпох и стилей. К началу 1960-х все это, увы, стало историей, далекой историей. Жестокий удар по Псково-Печерскому монастырю нанесла Великая Отечественная война, но не меньший урон нанесло и время.

Уже в 1959 году, с прибытием в монастырь игумена Алипия, начались восстановительные работы на крепостных стенах Псково-Печерской обители.

Крепость Псково-Печерского монастыря – уникальный памятник русского оборонного зодчества сер. XVI-XVII в.в. Монастырские стены представляют собой в плане неправильный многоугольник с несколькими башнями. Общая протяженность стен – 750 м. В монастырских укреплениях находятся 9 башен – Никольская, башня Нижних решеток, Благовещенская, Изборская, Тарарыгина, башня Верхних решеток, Тайловская, Брусовая, Острожная. На месте некогда существовавшей Петровской башни в 1827 году, в память победы русского оружия в Отечественной войне, был сооружен Михайловский собор, который «прорезал» собой крепостную стену. Уже дореволюционные фотографии живо передают бедственную картину некогда замечательного памятника архитектуры. Крепостные стены осыпались во многих местах, башни не только утратили свои шатровые завершения, но тоже сильно осыпались. Памятники Псково-Печерского монастыря требовали срочного ремонта, реставрационных работ.

Псковской земле после Великой Отечественной войны повезло. Здесь работали замечательные подвижники, которые поднимали из руин не только памятники древнего Пскова, но и Псковщины, сильно пострадавшей от немецко-фашистских захватчиков. Здесь, на Псковской земле, соединились таланты самых разных людей – Ю.П.Спегальского, В.П.Смирнова, М.И.Семенова, Б.Скобельцина, Е.Морозкиной и многих других.

Игумен Алипий в 1959 году выступил заказчиком восстановления крепостных стен Псково-Печерской обители, а архитектором и активным строителем выступил Михаил Иванович Семенов – замечательный архитектор, реставратор, строитель и фотограф, автор фотографической летописи жизни монастыря в 1960-1990-х г.г.

С начала 1960-х годов Псково-Печерском монастыре начались горячие дни. Размах строительной деятельности, развернувшейся в обители, вполне сопоставим со знаменитым строительством эпохи преподобномученика Корнилия, игумена Псково-Печерского. Осыпающиеся крепостные стены и башни были убраны в леса, мастера готовили растворы и известняковую плиту для восстановления утраченных фрагментов монастырских крепостных сооружений. На фотографиях, сохранившихся в архиве монастыря, можно увидеть игумена (а затем и архимандрита) Алипия с мастерком в руках на строительных лесах. Кропотливо, плитка за плиткой, восстанавливался древний памятник архитектуры. Михаил Иванович Смирнов месяцами находился на Печорских стенах, не уезжая даже домой.

Волею судьбы почти все годовые отчеты Псково-Печерского монастыря за 1960-65 г.г. в ГАПО не сохранились. На некоторые вехи реставрационных работ проливает свет годовой отчет Псково-Печерского монастыря за 1961 год. Из него явствует, что в 1960 году в Псково-Печерском монастыре были восстановлены Тюремная башня и стены от Тюремной башни до Михайловского собора; в 1961 году – восстановлены крепостная стена от Михайловского собора до Тайловской башни и Тайловская башня; в 1962 году – стена от Тайловской башни до башни Верхних решеток и башня Верхних решеток. Вместе с реставрацией крепостных стен и башен в 1960-1962 годах был произведен ремонт Успенского, Сретенского, Покровского храмов, Настоятельского дома, Братского корпуса, отреставрирована внешняя живопись Успенского собора.

За скупыми строками годовых отчетов Псково-Печерского монастыря стоит титанический труд многих людей. Все работы по восстановлению древнего облика Псково-Печерской обители финансировались из монастырской казны. Местные органы власти требовали только согласований проекта и следили за проведением реставрационных работ. Не нашлось, видимо, у государства бюджетных средств для реставрации древнего памятника архитектуры, который посещали не только паломники, но и многочисленные туристы. Контроль над реставрационными работами в монастыре усилился, после того как архитектурный ансамбль Псково-Печерского монастыря был поставлен на государственный учет Постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30 августа 1960 года.

Многочисленные препоны государственных органов власти, впрочем, не мешали реставрационным работам в обители. Реставрационные работы на крепостных стенах монастыря были завершены к 1968 году. За 1963-1965 г.г. были отреставрированы Тарарыгина, Изборская, Благовещенская, Петровская башни. В 1967 году отреставрированы Никольская башня, закончена реставрация башни Нижних решеток, в башне над Святыми воротами в верхнем этаже была восстановлена комната, в которой был устроен иконописный класс; произведены ремонт и покраска Настоятельского дома, переложена печь; произведен внутренний ремонт и покраска Лазаревского храма, отреставрирована примыкающая к храму ограда; произведен ремонт русла и тоннеля ручья Каменец. Помимо восстановления крепостных стен и башен были восстановлены деревянные кровли, боевые ходы, шатровые завершения башен. В 1966 году были перестланы каменные мостовые в монастыре, переконструирован мостик через ручей от Настоятельского дома на Успенскую площадку. В 1967 году, после семи лет восстановительных работ, с крепостных стен были сняты последние леса и Псково-Печерская обитель, стараниями архимандрита Алипия и братии монастыря, предстала перед паломниками и экскурсантами в новом облике замечательной красоты и величия.

Время от времени в церковной прессе публиковались статьи о Псково-Печерской обители. В них непременно отмечался размах реставрационных работ в обители. 28 августа 1965 года в Псково-Печерском монастыре отмечалось 400-летие построения крепостных стен. Священник А.Цвиркунов писал в «Журнале Московской Патриархии»: «28 августа текущего года в праздник Успения Пресвятой Богородицы в Псково-Печерском монастыре торжественно отмечалось 400-летие построения крепостных стен. День накануне праздника выдался прекрасным: горячие солнечные лучи ласково и приветливо согревали небольшой городок Печоры, где находится монастырь. Сам монастырь утопает в зелени. По усыпанным цветами дорожкам, ведущим ко храму, тянутся вереницы богомольцев. Некоторые из них тут же, сидя на земле, плетут из цветов и веток венки и гирлянды.

В половине шестого над празднично украшенным монастырем снова поплыли мелодичные звуки знаменитых печерских колоколов.

Со времени основания монастыря прошли века. Устрашавшие врагов монастырских стены – эти немые свидетели многих славных событий в отечественной истории – постепенно обветшали. В настоящее время благодаря неустанным заботам настоятеля обители – архиепископа Псковского и Порховского Иоанна, и его наместника – архимандрита Алипия, они реставрируются и приобретают надлежащий вид».

Дорофей, митрополит Пражский, посетивший Псково-Печерскую обитель в 1965 году оставил запись в книге почетных гостей монастыря: «С благословения Его Святейшества, Святейшего Патриарха Алексия, удостоился посетить древнюю Псково-Печерскую обитель, от посещения которой осталось у меня неизгладимое впечатление и духовная польза.

Приношу сердечную благодарность Высокопреосвященнейшему собрату — Иоанну, Архиепископу Псковскому и Порховскому, за любвеобильное отношение и исключительно радушный прием.

Всечестнейший отец Архимандрит Алипий, Наместник монастыря, оказал нам величайшее духовное удовлетворение, приняв нас открытой душой, исполненной монашеско-подвижнической любвеобильности.

Краткое пребывание мое останется во всю мою жизнь в молитвенной памяти.

Да хранит Господь Святую обитель от всяких злоключений. Да будет она прибежищем всех, ищущих Божией помощи. Благодарю за исключительное гостеприимство».

Савелий Ямщиков вспоминает: «Я попал в первый раз в Печоры в начале шестидесятых годов, когда приехал реставрировать иконы в Псковском музее. Попал один, без экскурсии, зная об этом монастыре очень много из исторических источников и из архитектурных его описаний. Я увидел этот монастырь в состоянии, как принято говорить, запущенном и оскверненном. Стены монастыря были полуразрушены, коровы свободно проходили через эти стены. И все равно я смог себе представить, как выглядел этот монастырь в древности. Потом так получалось, что работая во Пскове, я долго в Печоры не попадал… Отец Алипий рассказывал, что когда он приехал в Печоры, то в доме настоятеля был только стул со сломанной ножкой, шатавшийся стол – вот и вся нехитрая утварь настоятельского дома. Когда же я первый раз приехал к отцу Алипию, я нашел в доме музей, состоящий из первоклассных образцов русской мебели XVII-XIX веков. Таким образцам мог бы позавидовать любой музей. Но это было не главное – убранство настоятельского дома. Главное – это было восстановление стен, башен и храмов монастыря. Я не узнал Печоры, которые увидел первый раз в начале шестидесятых годов. Такое впечатление, что только-только заботливый хозяин провел полную уборку монастыря, готовясь к какой-то торжественной встрече. Но это было обычное состояние монастыря при отце Алипии. Отец Алипий смог привлечь к работам в Печорах лучших мастеров реставрационной архитектуры из Пскова. У него работали Всеволод Смирном, Михаил Иванович Семенов – это те люди, которые восстанавливали разрушенный после войны Псков. Но у отца Алипия с ними были не только профессиональные, но и человеческие отношения. Но отношения эти человеческие, как всегда у отца Алипия, строились, прежде всего, на профессиональной основе. Он часто говорил: “Савелий, дружба за столом не рождается, она скорее здесь кончается. Дружба рождается в деле”.

И когда я видел фотографии тех времен, где отец Алипий с мастерком в руке кладет камень в стены этого монастыря, и слушая рассказы моих друзей-реставраторов о том, как он активно принимал участие – не только руководил, но и сам работал, — я знаю, как отец Алипий был щедр во всем, щедр ко всем».

О чудесном случае спасения от пожара во время реставрационных работ в Псково-Печерской обители вспоминает В.Городник: «Батюшка Алипий, носящий имя преподобного Алипия Киево-Печерского иконописца, так же широко известен, как иконописец и реставратор Псково-Печерский. На проповеди в переполненном богомольцами Михайловском соборе Печерского монастыря Алипий вспоминал, как дважды Божия Матерь спасала храмы от пожара. Эту проповедь помнят многие, потому что батюшка, рассказывая, особенно сильно заливался слезами. Без слез у него не получалось никогда, что, в частности, привлекало паломников из всей страны. Как будто говорила его чистая душа.

“Реставрировали большой образ Богородицы, — проповедовал батюшка. – Много было работы, к ночи устали так, что на рабочем столе забыли убрать тарелку с накопившимися ватными спиртовыми тампонами. Наутро поразились: тампоны самовоспламенились, рядом находящиеся икона, флаконы с растворами нисколько не повредилось огнем. На тарелке и возле нее осталась гора золы”… В заключение проповеди батюшка воскликнул: “Достойно есть яко воистину блажити Тя, Богородицу…”».

Стараниями архимандрита Алипия в Псково-Печерском монастыре был отреставрирован забронзированный темный иконостас Успенского храма, внутренняя роспись Михайловского собора, Никольский храм (восстановлен тябловый иконостас, отреставрирована икона Святителя Николая, Никольский храм был расширен за счет башни, были укреплены стены и восстановлен купол в стиле псковской архитектуры XVI века). Шесть икон Божией Матери в проходе под Никольским храмом написаны при участии и под руководством архимандрита Алипия. Они являются замечательным украшением Псково-Печерского монастыря и до сих пор радуют глаз паломников и многочисленных туристов, посещающих древнюю святыню. В праздник Казанской иконы Божией матери 21 июля и 4 ноября в монастыре на аналой ставится икона Казанской Божией Матери, келейная икона отца Алипия, которую он сам написал. Талант инженера-строителя архимандрит Алипий применил при устройстве мостика через ручей Каменец напротив Успенского собора.

За 1968-69 г.г. в Псково-Печерском монастыре было отремонтировано гульбище перед Петровской башней, очищен и отремонтирован внутри Корнилиевский колодец, переложены печи и перестлан пол в Трапезной, отделаны известью внутри и снаружи Никольский храм и Никольская башня, перекрыта оцинкованным железом часть крыши Успенского собора, перекрашен фасад Успенского собора, Покровской церкви и Богом зданных пещер, изготовлен дюралюминиевый футляр для гроба святого преподобномученика Корнилия.

Вот как описывает Псково-Печерский монастырь автор статьи «В монастыре Преподобномученика Корнилия (400 лет со дня преставления Преподобного Корнилия во Пскове)» в журнале «Единая Церковь». «Здесь, в монастыре все кажется наполнено покоем, специальной вековой чистотой и отдыхом. Летом монастырь подобен чаше, наполненной до краев ярким солнечным светом, проникающим через кружево деревьев и кустов и сверкающий в яркой славе на светло-голубых куполах и верхушках часовен и церквей. Нежная любовь и забота монахов, около семидесяти из них живет в монастыре, очевидна – на клумбах ярких благоухающих цветов и хорошо очищенных дорожках, которые вьются по всей монастырской территории, внутри каменных стен, которые окружают монастырскую площадку…

Псковская земля сохранила свою священную святыню, Псково-Печерский монастырь. Все же весь этот покой это дар Божий, безусловно, потому это эта земля была насыщена потом и кровью. Только благодаря большим жертвам монахи из многих поколений, действительно, сохранили монастырь, сделав его “Домом честнейшей Богородицы”, это название присвоено Псково-Печерскому монастырю издревле.

И не только глубокие и жаркие молитвы монахов и паломников и проповедание Евангелия Христа, которые были слышны на этом месте в течение четырех или пяти столетий. Звук знаменитых Псковских колоколов довольно часто перемешивался с лязгом мечей. Ливонские рыцари, армия Польского короля Стефана Батория, Шведы, Литовцы, отряды Ходкевича, Лисовского, Займовского – каких только бандитов не видели древние стены Пскова, которые собирались вокруг них…

Здесь, во Пскове, были также подвижники-молчальники, которые даже при монашеской строгой жизни, вели еще более строгую жизнь отшельников, ища только хвальбы и службы Богу. И Псков дал Церкви свой собственный вклад монахов-художников и иконописцев, архитекторов, писателей, богословов и даже искусных воинов, готовых защищать свои святыни и окружавшие селения, и народы от тиранов и захватчиков…

(Монастырские пещеры) древние, многим из этих пещер более 500 лет.

Все эти катакомбы с их проходами, часовенками, пещерами и могилами объединены в одно целое, не только по своей архитектурной форме, но и потому, что здесь собрано все духовное, все религиозное и преданное Богу, чем в особенности характеризуется жизнь самого монастыря. Действительно, образ монастыря, как бы отражается на каждом монахе, одиноком в его одиночестве, ведущем жизнь в молитве, духовных подвигах, посте и в единении с его братьями в обобщающей их всех монастырской дисциплине…

Гробница преподобного Корнилия стоит <в Успенском храме> на возвышении, к ней ведут простые ступеньки. Свет от свечей отражается в ней великолепным блистанием многих цветных бриллиантов и цветных огней…

Рака Преподобномученика Корнилия была недавно обновлена и позолочена заботами начальствующего сейчас в монастыре наместника архимандрита Алипия: была удалена старая облицовка вокруг раки, а пространства заделаны специальным стеклом.

Как велика была радость насельников монастыря и всех верующих, посещавших обитель и чтущих преподобного Корнилия, когда не так давно было обнаружено надгробие, находившееся на могиле преподобного Корнилия, которое лежало раньше в святой пещере внизу, где так много захоронено монастырской братии.

Это надгробие имеет исторической значение и особое прошлое, потому что оно до сих пор вызывает некоторый спор в отношении обстоятельств мученической кончины преподобного Корнилия. Это надгробие в данное время помещено в стене над ракой преподобного Корнилия у его ног.

Вблизи раки справа имеется еще одно указание на горячую любовь к великому духовному деятелю Псковской земли. Это икона преподобного Корнилия, написанная по старинной русской традиции иконописания архимандритом Алипием, с обозначением выдающихся событий и чудес из жизни преподобного Корнилия. На задней стене, за гробницей, имеется еще другая икона, или живопись, выполненная архимандритом Алипием и изображающая Пресвятую Троицу. Это фресковая копия знаменитейшей иконы Андрея Рублева. Эта особая фреска Рублевской иконы еще раз напоминает какую-то общность в духовной и исторической характеристике жизненных путей этих двух борцов за Христа, Сергия и Корнилия…

Преподобномученику Корнилию должен быть воздвигнут великолепный храм, подобно церкви святителя Николая или храма Благовещения.

Крепостные стены, сооруженные из огромных камней, многочисленные иконы, не имеющая себе цены монастырская литература, в особенности хроники (летописи), но самое ценное, что было – это направленность святого, его примеры святости и глубокой веры и мужества твердо стоять перед всяким препятствием…

Однако со смертью преподобного Корнилия его работа в течение 400 лет не прекращается. До сих пор всегда и всюду ощущается его живое присутствие в Псково-Печерском монастыре».

Архимандрит Алипий реставрировал чудотворную икону Успение Псково-Печерское, Чирскую икону Божией Матери (1420 г.) из Троицкого собора Пскова. Отцом Алипием специально для Троицкого собора г. Пскова была написана икона святой благоверной равноапостольной княгини Ольги, где изображены Свято-Троицкий собора и Кром г. Пскова, Ильинская церковь в погосте Выбуты, где, по преданию родилась святая Ольга.

За 1970 год снаружи и внутри были побелены Никольская и Петровская башни, крыши башен покрыты масляной краской. Деревянные перекрытия Тюремной, Тайловской, Тарарыгиной, Изборской, Благовещенской башен, башен Нижних и Верхних решеток, а так же всей крепостной стены были отремонтированы и просмолены. Кроме этого был произведен текущий ремонт Успенского, Благовещенского, Покровского, Лазаревского, Никольского, Сретенского, Михайловского храмов, Большой звонницы. Дорога за рабочими воротами отремонтирована, а при въезде в гору переложена вновь бутовым камнем на расстоянии 100 метров в длину и 6 метров в ширину, обочины дороги вымощены крупным булыжником на цементном растворе. Панель и мостовая перед Святыми воротами были переложены вновь с заменой части каменных плит панели.

В 1970 году в Успенском соборе архимандритом Алипием были обнаружены замечательные фресковые росписи, выполненные в XVI веке при участии преподобномученика игумена Корнилия. Вспоминает С.Ямщиков. «В солнечное апрельское утро <1970 года> настоятель готовился к поездке в Москву на очередной скандальный процесс. Он был абсолютно уверен в его благополучном исходе, но ходил грустный, ибо не любил уезжать из монастыря даже ненадолго. Я собирался в Москву вместе с игуменом и старался приободрить его как только мог. Но свое и мое плохое настроение отец Алипий решил развеять совершенно неожиданным образом: “Знаешь, Савва, есть у меня предположение, что за черными иконными досками в Успенском соборе скрываются фрески, написанные при участии игумена Корнилия, которому Иоанн Грозный собственноручно отрубил голову за преступную связь с князем Курбским, бежавшим на чужбину через Печерский монастырь. Давай, чтобы убить время до вечернего поезда, попробуем их поискать”. Слова у настоятеля с делом не расходились. Несколько монахов быстренько вынули из тябл иконостаса многопудовые орясины. Мы увидели поверхность стены, покрытую толстенным слоем паутины, сажи и пыли. Я выразил сомнение, что под этой непрозрачной завесой возможно будет разыскать фресковую живопись. Но какая-то академическая уверенность отца Алипия в своей правоте заставила меня заняться привычным реставрационным делом. Составив промывочный раствор, я поднялся на стремянку и начал открывать пробное “окошко” в десятилетних наслоениях, и буквально через несколько мгновений перед нами проявился лик святого, написанный, безусловно, в XVI столетии и замечательно сохранившийся. Ободренный таким очевидным результатом, я ускорил темп работы, и минут через пятнадцать лик был раскрыт полностью. Отец Алипий восторженно поднял руки, стал от радости пританцовывать, а когда я открыл надпись рядом с ликом святого “Савва Первоосвященный”, он сказал, что большое дело начато и теперь можно спокойно ехать на суд в Москву, чтобы назавтра вернуться и продолжить реставрацию древних фресок.

Весь огромный придел, украшенный фигурами христианских подвижников, мы полностью восстановили за неделю. Настоятель тут же повелел монастырским мастерам сделать металлическую ограду для святого места, и радости его не было конца, ибо творение древних псковских мастеров обрело новую жизнь…

Вновь открытые псковские фрески украшают алтарную стену придела Антония и Феодосия в Успенском соборе. Композиционное построение живописного ансамбля предельно просто и лаконично. Восемь фигур святых, считающихся в христианской литературе выдающимися деятелями монашества, представлены в рост и обращены к центральной арке. Слева от зрителя художник поместил изображения Онуфрия, Саввы Первоосвященного, Антония Великого и Антония Киево-Печерского; в правой части были написаны также четыре фигуры, одна из которых утрачена полностью, у двух других не сохранились лики, и лишь образ пустынника Макария, несмотря на потертости и утрату красочного слоя, дает представление о первоначальной живописи. Арочные проемы обрамлены широкими лентами орнамента, нижняя часть стены украшена росписью, имитирующей полотенца. Над пролетами двух крайних арок живописец изобразил Спаса Нерукотворного и шестикрылого Серафима…

К сожалению, фрески Успенского собора недолго радовали глаз прихожан. Не знаю, по чьей воле еще при жизни Алипия забили их теми же черными орясинами, и вот уже двадцать лет обречены они на погибель».

В 1970 году архимандрит Алипий (в соавторстве с искусствоведом Ю.Малковым) опубликовал в «Журнале Московской Патриархии» статью «Древние фрески Псково-Печерского монастыря», рассказывающую о замечательной находке в Псково-Печерском монастыре. «Искусство древнего Пскова представляет собой одну из наиболее ярких страниц в истории всей древнерусской художественной культуры. Необычайная по своей силе, глубокая одухотворенность образов псковского храмового искусства, ярко выраженный монастырский – зачастую аскетический – характер его духовных прозрений позволяют ныне считать это искусство одним из высших проявлений церковного сознания в области древнерусского художественного творчества… Открытие каждого нового памятника псковского церковного искусства особенно ценно и, по праву, рассматривается как важное событие в деле изучения древнерусской художественной культуры. Именно так можно назвать и недавнее открытие драгоценных фрагментов старой живописи, обнаруженных на стенах за иконостасом придела во имя Антония и Феодосия Киево-Печерских Успенской церкви Псково-Печерского монастыря».

Оценивая реставрационные работы, начатые в обители в 1959 году, архимандрит Алипий всегда подчеркивал особую роль братии монастыря в организации, осуществлении и финансировании этих работ. В 1970 году в открытом письме, адресованном редакции газеты «Псковская правда» архимандрит Алипий писал: «Что же сделал за эти годы <за 10 лет> монастырь? Сейчас, пожалуй, и не назовешь всех сумм, затраченных на реконструкцию крепости и храмов, не учесть всего монашеского труда, затраченного на украшение обители. Это наш дом. Мы в нем живем, его благоустраиваем. Вот почему всякому переступившему монастырский порог, приятно провести здесь время, полюбоваться древними храмами или просто даже клумбами цветов. Ведь в настоящее время почти восемьдесят человек заняты постоянно на работах по благоустройству обители…

Безо всякого зазрения совести работники музея и экскурсоводы-общественники приписывают себе чужие заслуги, уписываются чужой славой. Мы реставрировали стены, которые были почти разрушены (да почти заново их строили!), возводили башни».

В другом варианте открытого письма архимандрит Алипий писал: «Одиннадцать лет назад я стал наместником монастыря, приблизительно с этого же времени заведует районным краеведческим музеем Арсений Трофимович Таратушко. Еще в нашу первую встречу я сам ему предложил ключи от монастыря в полное распоряжение. Он тогда отказался. Не под силу было музею, расположенному в “скромном деревянном здании” вести реставрационные работы крепостных стен и башен, восстанавливать храмы, да и знаний, и опыта не хватало у бывшего руководителя захудалого колхоза… Почему же теперь, когда экскурсанты любуются крепостью и монастырем, им не говорят о том, кто же и за какие деньги восстановил все это? Почему умалчивают о баснословных суммах, собранных верующими по копейкам на украшение храмов? Не потому ли что “рядом с экскурсоводом другой мир, другая идеология”? Ведь здесь дело совсем не в идеологии, а в честности и порядочности людей, которым доверено большое дело проведения экскурсий».

Ярким примером заботы и тревоги отца Алипия о состоянии памятников обители могут служить его рапорты владыке Иоанну и уполномоченному Совета по делам религии. 11 февраля 1974 года архимандрит Алипий писал в рапорте на имя митрополита Псковского и Порховского Иоанна:

«Покрытие купола Михайловского собора и деревянная конструкция несущая это покрытие требует замены.

Крыша Сретенского храма давно требует замены на новую, но эта работа не может быть выполнена прежде замены потолочного перекрытия храма, которое едва держится на подгнивших потолочных деревянных балках.

Западная малая пещера находится в аварийном состоянии. Дабы предотвратить возможность ее дальнейшего разрушения, внутри ее укреплены распорные леса.

В этой западной стороне Успенского храма нашего монастыря, где находится эта Западная малая пещера с захоронениями, требует и прилегающий край Святой горы укрепления, так как из года в год действуют разрушительные силы осадков, мороза, грунтовых вод и т.д.

Эти работы весьма трудоемки, они требуют специалистов трех видов: инженера, техника и бригадира по проведению центрального водяного отопления, который мог бы провести это отопление в Михайловском соборе и по всем зданиям монастыря; инженера-геолога с техником и бригадиром по укреплению горы и закреплению Западной малой пещеры и хорошего инженера-строителя для проведения работ по Михайловскому собору и Сретенскому храму.

Мы сами могли делать таковые работы в прежние годы, когда ансамбль Зданий Памятника Архитектуры Псково-Печерский монастырь находился в ведении Псковского Областного Управления культуры. Теперь же он находится в ведении Главного Управления Охраны памятников архитектуры при Министерстве Культуры СССР.

Это последнее изменение, необходимость должных хороших специалистов и качественного выполнения работ с должным оформлением деловой документации побудили нас просить Ваше Высокопреосвященство обратиться в Хозяйственное Управление Московской Патриархии.

Мы же в молитве и служении снова пребудем, приемля жертвы на покрытие всех по ремонту расходов и выполняя под руководством квалифицированных специалистов все необходимые по ремонту работы как послушание».

В 1974 году при участии архимандрита Алипия в Псково-Печерской обители был произведен капитальный ремонт и позолочен купол Михайловского собора, капитальный ремонт Никольской церкви, утеплен коридор братского корпуса. При личном участии архимандрита Алипия на Святой горе была срублена часовенка во имя преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских и им самим произведена роспись внутри часовни. После реставрационных работ был освящен собор Михаила Архангела.

2 февраля 1975 года архимандрит Алипий обратился с письмом к уполномоченному Совета по делам религии по Псковской области К.П.Филиппову. «Настоящим просим Вашего разрешения, ходатайства и указания на намеченные в наступившем 1975 году ремонтно-консервационные и реставрационные работы с изготовлением необходимой проектной документации по нижеперечисленным объектам Памятника Архитектуры Псково-Печерского монастыря:

1. Перекрытие купола и кровли по закомарам медью Никольского надвратного храма.

2. Вычинка зубцов Никольской башни и восстановлением шатрового покрытия и смотровой караульни.

3. Вычинка прясла крепостной стены от Никольской башни до Петровской башни с деревянными конструкциями и кровлей.

4. Восстановление перекрытия Сретенского храма с резонансом.

5. Ремонт западной малой пещеры».

17 февраля 1975 года К.П.Филиппов ответил на письмо архимандрита Алипия: «Ваше ходатайство о проведении необходимых реставрационных работ на 1975 год рассмотрено и в основном удовлетворено, за исключением ремонта западной малой пещеры, для чего необходимы инженерно-геологические изыскания и заключение специалистов».

Но результатов этих трудов архимандрит Алипий уже не увидел… Работа по реставрации монастыря стала главным делом отца Алипия. Этот исключительно трудный по своей сложности многолетний труд потребовал большой энергии, инициативы, деловой сметки и личного участия отца Алипия. И недаром в народе среди верующих, знакомых с историей обители, бытует мнение, что архимандрит Алипий по тому, как он отдал все свои исключительно одаренные силы на благо и процветание и одухотворение обители, является истинным подражателем и преемником самого преподобного Корнилия.

Интересно отметить, что одной из первых «заговор молчания и лжи» в советской прессе вокруг Псково-Печерского монастыря нарушила Елена Николаевна Морозкина, замечательный исследователь древностей Псковской земли. В книге «Псковская земля» обращаясь к истории Псково-Печерской обители, она писала: «Ярко блестят листья деревьев. На солнце они кажутся мокрыми. Чуть колеблются зеленые тени. Над оврагом опрокинулись сады. Ручей бежит в широкой пойме, заросшей травой. Над ней поднимается отвесная оранжево-розовая стена окаменевшего песчаного берега, иссеченная пещерами в виде вертикальных ущелий. Когда-то в таких пещерах, темневших чуть ниже по течению лесного ручья, поселились люди. Чего они искали здесь? От кого укрывались? По преданию, охотники услышали пение, идущее из-под земли, испугались и убежали. Это было в XIV веке, то есть почти семьсот лет тому назад. Монастырь сформировался здесь спустя два столетия, в XVI веке…

Выдающийся ансамбль древнерусского зодчества, Псково-Печерский монастырь построен в семидесяти километрах к западу от Пскова, в 1473 году была освящена пещерная Успенская церковь. Этот год считается датой основания монастыря…

Посвящением (первой церкви в монастыре) Антонию и Феодосию – основателям Киево-Печерской лавры – строители Псковского монастыря подчеркивали его преемственность и его значительность…

Крепость Псково-Печерского монастыря выросла в XVI веке перед вражеской крепостью Нейгаузеном. Башня Святых ворот с большим киотом над въездной аркой – высокая, нарядная, всегда праздничная. Она оштукатурена и свежевыбелена. На шероховатой поверхности играют тени. Стены со значительными откосами рождают ощущение устойчивости и вместе с тем стройности, даже легкости – благодаря деревянной галерее вверху и несколько вытянутой фигурной главе. И глава и деревянные детали ярко выкрашены…

Башня как-то сродни выросшим рядом елкам. От нее веет сказочностью, быть может, благодаря ее игрушечному декору, который появился века на два позже, чем она сама…

Войдя в Святые ворота, попадаешь в особый мир. Монастырь действующий, и, вступая на его территорию, словно погружаешься в толщу веков…

За Святыми воротами образовалась площадка, вымощенная булыжником. Проезд в воротах и дорожки выложены каменными плитами. Верхняя часть монастыря невелика. Площадка у ворот раздваивается: одна дорожка уводит вправо, другая – влево. Справа аллея, обсаженная старыми березами, ведет вдоль стен к торжественной лестнице и белеющей колоннаде Михайловского собора. Слева короткий пологий спуск подводит к небольшой приземистой арке внутренних ворот, устроенных в подцерковье Никольской церкви. За ней начинается спуск вниз.

Церковь Николы Вратаря удивительна своей мягкой красотой. В ней есть и цельность, и простота, и скромная нарядность, и тихая приветливость. Дорогу, идущую под уклон, замыкает ее беленая шероховатая стена с вырезанным внизу черным арочным проемом, над которым уютная кровелька киота отбрасывает легкую голубоватую тень. Крепостная стена слева и звонница справа, чуть расходясь, образуют подобие широкой ниши, подводя посетителя к арке. Стройная, светлая звонница с двумя небольшими позеленелыми колоколами выступает навстречу, чуть прикрывая крыльцо церкви. Ее колокола монахи-партизаны отбили вместе с обозом и пленными у Стефана Батория в 1581 году…

Никольскую церковь писал Рерих со звонницей, еще забранной досками. Ее реставрация, произведенная после войны, — одна из наиболее тактичных и удачных во Пскове.

В темном проезде под Никольской башней теплятся свечи… Дорога, выделенная белыми тумбами, ведет вниз вдоль откоса, поросшего деревьями. Странно, что главная дорога, идущая по внутренней территории монастыря, называется Кровавой. Это напоминает о далеко не безобидных событиях и связано с казнью настоятеля монастыря старца Корнилия в 1576 году. Есть предание, что царь сам убил Корнилия, встречавшего его у врат монастыря.

Сердце монастыря лежит внизу, в естественной чаше. Живописные главки мягко пестреющих храмов подымаются со дна ее, как диковинные цветы. Здесь сосредоточены основные художественные ценности монастыря, его наиболее древние постройки…

Прежде всего в глаза бросается огромная звонница с высокой главкой и башенкой с часами… Рядом алеет праздничное здание Благовещенской трапезной церкви с маленькой главкой. Справа от звонницы широко растянулась фасадная плоскость Успенского собора, которую перекрашивают то в золотистый, то в розовый цвет. На светлых стенах ярко выделяются декоративные вставки наружной росписи. Плоскость фасада завершают поставленные в ряд ярусные главы с живописью на граненых барабанах. Дорога приводит именно сюда, к собору, к очень широкой торжественной лестнице, по которой нужно взойти на верхнюю площадку, приподнятую, словно солея перед церковным иконостасом. Средняя часть лестницы перегорожена цепями, висящими между каменными тумбами. По бокам оставлены проходы. На площадку ведет деревянный переход от покоев настоятеля. Почти в центре легкой дуги, образованной плоскостью Успенского собора и звонницей, открывает праздник нарядное здание ризницы…

Главная Успенская церковь, “ископанная в земле”, сложилась из “первозданных пещер”, расширенных и укрепленных. У нее только одна стена – фасадная, приставленная к пещерному храму, в котором очень тесно. Поэтому в особо торжественных случаях службу выносят наружу, превратив фасадную плоскость в подобие иконостаса. Дверь возле звонницы ведет в пещеры, в которых хоронят братию…

Архитектурный ансамбль монастыря складывался в течение веков и в конечном итоге получил композицию храма под открытым небом, ушедшего в землю.

Монастырь интересно обойти кругом, следуя по тому пути, по которому его когда-то обходили крестным ходом. И тогда увидишь и почувствуешь крепость во всю ее мощь. Или пройти слева от Святых ворот и, обогнув Никольскую башню, очутиться на круче. Противоположный берег подымается отвесным срезом розово-рыжего песчаника. Внизу стоит башенка с хозяйственными воротами, из-под которых вытекает ручей. Вид на монастырь открывается необыкновенный. Спрятанный в каменной крепости, за высокими откосами берегов, погруженный в землю, монастырь вдруг раскрывает свою сердцевину, как самое заветное. Над уходящей вниз суровой стеной подымается сияющий иконостас его главных построек во всем своем великолепии».

В проповеди на Успение Пресвятой Богородицы и 500-летие Псково-Печерского монастыря, в 1973 году, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) сказал: «Верующих и неверующих обитель поражает своей яркой и самобытной красотой. Ее красочность, разнообразие и, вместе с тем, гармония радуют сердце и глаз каждого, кто любит истинную красоту. Но не каждому дано знать, что в основе этой гармонии лежит единство красоты видимой и невидимой, материальной и духовной.

Нельзя не сказать о том, как много нового было внесено в благоустройство монастыря в XX веке, и особенно за последнее десятилетие, когда под руководством благоустроителя и украшателя обители наместника архимандрита Алипия были обновлены храмы и другие монастырские строения, появились новые прекрасные иконы и раскрылись забытые древние фрески, написанные рукой самого преподобного Корнилия, приняли свой древний, грозный и завершенный вид внешние стены и башни, еще недавно стоявшие в полуразрушенном состоянии.

Из века в век и сегодня славится обитель старцами, молитвенниками, благоустроителями, созидателями, иконописцами, церковным хором.

Мы знаем, что никто, в том числе и Печерская обитель, не гарантирован от новых испытаний. И если они наступят, они не застигнут нас врасплох, ибо ни на минуту не угасает молитва в сердцах иноков и бесчисленных почитателей обители, живущих ее святыми пределами и считающих себя ее духовными чадами.

Чтобы и впредь твердо и незыблемо стояла обитель, нужно, чтобы не иссяк дух монашества, не прекращался бы поток желающих посвятить свою жизнь иноческому служению. А для этого надо, в свою очередь, утверждать и защищать саму идею монашества, защищать ее от нападок, ложных представлений и клеветы.

Пусть из уст в уста передают верующие люди друг другу весть о существующем на псковской земле острова благодати, незыблемо возвышающемся среди бурного моря мирского зла».

Завершим наше повествование о реставрационных работах в Псково-Печерском монастыре словами игумена Агафангела: «Хочется сказать о том, как много сделал наш авва (архимандрит Алипий) для нашей святой обители. С начала его пребывания на столь трудном, но почетном послушании, каким является должность наместника в обители, можно сказать без преувеличения, настала новая эпоха. Именно его инициативе обязаны мы восстановлением обветшалой, полуразрушенной еще в XVI-XVII веках монастырской крепости – этого замечательного памятника древнерусской архитектуры. В лице о. Алипия обитель приобрела одного из славных продолжателей и хранителей русской православной культуры – благоустроителя, строителя, стоятеля за православную веру, богомудрого авву… Наш пастырь был большой труженик – каждый согласится, что св. обитель Печерская ныне приведена в такой порядок и исполнена такого благолепия, что последующим продолжателям его послушания, последующим аввам обители остается только ревностно хранить плоды его трудов, хранить крепость и красоту нашего, воистину прекрасного “Дома Пречистой”, Дома, в красоту которого вложена теперь и часть прекрасной и доброй души нашего дорогого батюшки».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *