Петровский Псков. Прогулки по Пскову (Е.Н.Морозкина)

Часть I

В начале XVIII века пограничная Псковская земля снова сделалась центром военных событий. С 1700 по 1721 годы шла Северная война за выход России на побережье Балтийского моря. (Задача была та же, что у Ивана Грозного в Ливонскую войну), Петр I «прорубал окно в Европу». Его противником был шведский король Карл XII. Война началась поражением Петра под Нарвой и решилась в пользу России Полтавской битвой 1709 года. С 1701 года Псков стал базой русских войск. В городе и его окрестностях расквартировалось свыше 60 тысяч солдат под общим командованием Бориса Петровича Шереметева. Петр часто наезжал в Псков. В 1701, 1703, 1704, 1706 и 1708 годах он сам руководил укреплением города. Спешно велись земляные работы с целью увеличить обороноспособность крепости с учетом современного Петру огнестрельного оружия и артиллерии. Фельдмаршал Шереметев водил войска из Пскова, одерживал победы и возвращался обратно. В 1702 году в Мариенбурге (ныне Алуксне) в русский плен попало семейство пастора Глюка с семнадцатилетней служанкой, которая стала женой Петра Великого, а после его смерти русской императрицей Екатериной I.

Для того, чтобы ознакомиться со следами Петровского времени в Пскове, сходим снова на Кром и в Довмонтов город, а затем совершим прогулку вверх по Пскове. За Троицким собором стоит дом XIX века. За ним территория понижается в середине и заметно повышается к стене, выходящей на Пскову. В центре лежит зеленая лужайка, на которой растут отдельные деревья: липы, клен, дуб… Хорошо прийти сюда, посмотреть, как он цветет тонкими сережками, собранными в изящные пучки. Во время оборонительных работ при Петре I здесь брали грунт для устройства подсыпки под Красную батарею. Она имела примерно подковообразную форму и примыкала к стенам крепости и угловой башне Кутекрома, этим и объясняется рельеф Крома При недавнем «благоустройстве» территории Крома «для удобства туристов» недалекие хозяйственники старались ее выровнять, срыть бульдозером часть Красной батареи, примыкавшей к Кутекроме и стене на Великую. Культурный слой Крома, по которому археологи могли бы прочитать его биографию, был нарушен дважды: при Петре I — по нужде; и сейчас — бессмысленно.

В Довмонтовом городе над Псковой Петр поставил Рождественскую батарею. Она погребла под собою три храма -Покрова, Рождества и Святого Духа. По приказу Петра I их главы были сломаны; церкви засыпаны землей (мы даем названия согласно мнению Василия Дмитриевича Белецкого — руководителя многолетней археологической экспедиции Государственного Эрмитажа. Этой экспедицией были раскопаны три церкви под Рождественской батареей. По другой версии это были церкви Николы над Греблею, Покрова и Рождества). Сверху установили пушки.

Сохранился замечательный исторический документ -план Псковской крепости 1740 года. Он хранится в Военно-историческом архиве Ленинграда (копия — в историческом архиве Пскова. План Пскова дан в трудах ПАО за 1915г. Н.Ф. Окуличем-Казариным). Этот план отражает деяния Петра I в Пскове. Вместе с Красной и Рождественской батареями на Крому и в Довмонтовом городе на этом плане показаны сады: на Крому как раз в том месте, где была выбрана земля под Красную батарею; в Довмонтовом городе — у Смердьей башни. (По преданию этот сад был посажен Петром I. Может быть, и на Крому тоже. Не его ли остался дуб, выросший на скалистом основании и поэтому не очень толстый. В Довмонтовом городе на плане 1740 года наличествует семь церквей. Все они были закрыты и превращены вместе с Торгом и Княжьим двором в единый арсенал. О церквях в Довмонтовом городе сказано: «Церкви пустые, в которых лежат артиллерийские материалы». То же самое и в каменной палате, примыкающей к западной стене Довмонтова города, в которой некогда был государственный архив вечевой республики. На чертеже имеется и дошедшая до нас «Старая приказная палата, в которой содержится ружье и всякие артиллерийские материалы». На площади перед Довмонтовым городом нанесены «шатры пушечные» (то есть навесы, под которыми стояли орудия). Их два, примерно, в середине площади (ближе к Довмонтову городу) и на месте нынешнего экскурсионного бюро, где в конце XVII начале XVIII века стояли больничные палаты. У первого шатра кровля держалась на шести толстых каменных столбах. Второе здание, видимо, было просто приспособлено для новых нужд. Княжий двор превратился в «Казенный артиллерийский двор». Против моста через Великую показан небольшой вытянутый водоем.

На той же площади Старого Торга, примерно в центре, стоит «Канцелярия псковская». Далее — «Воеводский двор».

Следует заметить, что бывший Княжий двор известен как «Казенный» уже в середине XVII века. В описи Псковской крепости 1699 года Казенный двор означен как хранилище «огневых орудий». В той же описи указаны и «шатры на площади старого торга», в которых стояли артиллерийские орудия -отечественного и голландского производства.

Часть II

Нашу очередную прогулку начнем близ Довмонтова города у моста через Пскову. На этот мост выходили Рыбницкие ворота «Старого застенья» с высокой башней над ними. 4-го января 1702 года у этих ворот именитые псковичи, духовенство и весь псковский люд встречали генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева, следовавшего от Варлаамских ворот. Он одержал крупную победу под Эрестфером ,- первую победу в Северной войне. Было взято шестнадцать шведских знамен, восемь пушек сто пятьдесят пленных. Сам командующий шведскими войсками генерал Шлиппенбах едва избежал плена. Бравые петровцы шли строем по льду Великой до Власьевских ворот. В городе звонили во все колокола, со всех бастионов палили из пушек. (Во время нашей прогулки мы с вами увидим, какие это были бастионы). Перед домом Шереметева на Завеличье пушки салютовали три дня.

Рядом с мостом стояла церковь Живоносного Источника. Немного выше — на левом берегу Псковы — располагалось подворье Снетогорского монастыря с церковью Иоанна Богослова «на стене» XIV века и каменной палатой, тоже опиравшейся на стену. На Снетогорское подворье в 1510 году был свезен вечевой колокол перед отправкой в Москву. В 1701 году церковь Иоанна Богослова была использована при строительстве петровских земляных укреплений, линия которых тянулась по крутому берегу Псковы.

Зеленые берега Псковы с ее поворотами и крутыми горками кажутся специально предназначенными для небольших, отдельно стоящих построек с растворяющимися в воздухе верхами. Так оно и было.

К концу XVI века Пскова в пределах города обросла церквями. Они словно столпились у брода через Пскову, подчеркивая важность этого места. Старая Новгородская дорога вела именно сюда. Монастыри освоили живописные «пески». Однако все церкви, которые стояли здесь, были включены в линию петровских укреплений. Все они были «безоглавлены» и засыпаны землей. На них расставили пушки. В одной из этих церквей был устроен «подземный» пороховой склад, который разнесло взрывом. Линия укреплений, соединявшая бастионы, представляла собой «бруствер свалгангоми пониженным фронтом для обстреливания бродов» (то есть невысокий земляной вал, по которому был проход). Не будучи слишком набожным, царь Петр все же не поднял руку на церковь, посвященную его небесным покровителям — Петру и Павлу. Он жил недалеко от этой церкви. Повелев духовенству участвовать в земляных работах, он демонстративно заявил, что будет молиться за всех сам.

Церковь Петра и Павла с Буя построена в 1540 году, возле нее следует остановиться. Она производит сильное впечатление архаической лепкой своих стен и красивой главой из тисненого железа. Ее шестнадцатискатная кровля — результат реставрации. Она выглядит несколько раздробленной (подобные кровли известны у псковских памятников XV века). Прежде эта церковь имела звонницу и была трехглавой: две малые главки стояли над приделами, размещенными на хорах. Древнерусское слово «буй» — значит кладбище.

Вблизи церкви Петра и Павла были произведены археологические раскопки под руководством доцента Псковского педагогического института Инги Константиновны Лабутиной. Они показали, что здесь действительно находились дохристианские захоронения. (Были и более поздние христианские захоронения). Следовательно, это место некогда служило кладбищем и лежало за чертой города. Более того, в ранние времена неподалеку был культовый центр, сохранилось место языческого капища.

Церковь Петра и Павла стала причастна к обороне Пскова еще до Петра I: после взрыва «зелейных погребов» на Крому в 1609 году, в этой церкви «стояло в погребах зелейная и свинцовая казна», то есть в подцерковье хранился порох и свинец.

Рядом с церковью Петра и Павла внутри стены среднего города стояла церковь Богоявления со Кстова («кстить» — крестить). Она находилась как раз напротив Богояления с Запсковья — памятника XV века. Между ними на Пскове совершался обряд водосвятия с зимним окунанием в воду (там, где ныне обмываются зимой любители парной бани). Звонница Богоявления со Кстова была возведена, на крепостной стене. Эта церковь не только стала подножием петровской батареи, но в ней самой был устроен пороховой склад, который взорвался в 1710 году. Недалеко от этого места — сбоку современного рынка (с восточной его стороны) можно увидеть остатки стены Среднего города.

Часть III

Наш путь идет по улице Воровского — верхней набережной Псковы, прежней Кожевенной. На углу улицы Воровского и Красных партизан, рядом с рынком, находится территория СМУ-221. Это остатки двора палат Ямского XVII века. В палатах Ямского останавливался Петр I во время своих приездов в Псков в начале Северной войны. Хотя сохранившийся дом «перелицован», в нем есть внушительность. Он выходит на Пскову торцовым фасадом на глухом подклете, по которому можно определить древность дома. Палаты горели в 1855 году и были перестроены.

Однако до нас дошли два сводчатых помещения палат: подклет-полуподвал и одноэтажная, небольшая «палатка», выходящая во двор.

В 1872 году по случаю празднования 200-летия со дня рождения Петра I дом получил внутрилепные карнизы, которые существуют поныне. Автор книги «Псковские каменные жилые здания XVII в.» Ю.П. Спегальский считал, что главные палаты Ямского стояли на углу улицы, а сохранившиеся — вторые его палаты. (В каких жил Петр I — мы не знаем). Если, следуя по улице Воровского, миновать улицу Красных партизан, то за новым четырехэтажным домом, облицованным силикатным кирпичом (дом 17 по ул. Красных партизан), в тринадцати с половиной метрах от этого дома, по линии улицы Воровского, виден большой пень. Этот пень остался от дуба, который по преданию был посажен Петром I. Дуб был спилен при строительстве дома 17 в 60-е годы нашего столетия. Известно, что Петр любил сажать именно дубы и всегда носил в кармане желуди. Наверное, это имело особый смысл — дар грядущему на века. За домом № 17 лежит зеленый участок. Посередине участка стоит двухэтажный дом с каменным низом и деревянным верхом (ул. Воровского, 5), а за ним — совсем близко, на пригорочке, растет огромный древний дуб с широкой кроной, подобной большому зеленому куполу. Этот дуб почти пяти метров в обхват. Не его ли желуди собирал царь Петр для своих посадок? А может быть, он тоже «петровский»? Но чей же был этот сад, на краю которого Петр посадил свой дуб?

Известно, что до начала XIX века в Пскове стоял обветшавший дворец «царевны» Екатерины Иоанновны, жены герцога Мекленбургского Карла-Леопольда. Екатерина Иоанновна — племянница Петра I была матерью неудачной регентши на русском престоле Анны Леопольдовны, сын которой Иоанн Антонович был объявлен русским императором во младенчестве и всю жизнь, с малых лет до насильственной своей смерти, провел сначала в Петропавловской крепости, потом в Шлиссельбургской. Видимо, Екатерина Иоанновна пожелала иметь дворец в своем отечестве, поближе к границе — резиденции своего супруга.

Если сравнить план Пскова 1740 года, на котором указан дворец Екатерины Иоанновны, с ситуацией на месте, проделав измерение шагами и масштабные манипуляции, то окажется, что дворец стоял как раз в конце того зеленого участка, на котором Петр I посадил свой дуб. Судя по дубам, приписываемым Петру I, над кручей Псковы против дома Ямского было подобие летнего сада с дворцом. Дворец стоял примерно на этом месте. Н.Ф. Окулич-Казарин в своей книге «Спутник по древнему Пскову» (Псков, 1911 г.) ошибся, думая, что не дошедший до его времени дворец стоял в Кутузовском саду — план Пскова 1740 г. вносит коррективы. Интересно, что ул. Красных партизан (бывшая Казанская) не изменила своего направления с начала XVIII века. Против дома № 13 по этой улице стоят палаты Гурьева XVII в. Серебряный ковш, жалованный купцу Фадею Гурьеву, выставлен в отделе серебра Псковского музея. Ю.П. Спегальский в своей книге «Псковские каменные жилые здания XVII века» пишет, что в начале XVIII века эти палаты принадлежали тому же Н.И. Ямскому, у которого и останавливался Петр I.

Часть IV

Броды издревле были очень важным местом: до возведения моста через Пскову здесь была переправа. Близ бродов скопление древних храмов, а возле угла Кожевенной и Казанской улиц (то есть улиц Воровского и Красных партизан) стояла церковь «Богоявления с Броди» (или Богоявления в Бродах) 1443 года. Остатки сломанной церкви погребены под земляной насыпью Богоявленской батареи. Ее высокую горку можно видеть и сейчас и даже подняться на нее для обозрения окрестностей. Пойдем дальше поверху, обходя низкий полуостров. Это место издревле называется песками. Здесь прежде был остров, сохранивший до сих пор название «милицейского островка», хотя он сросся с сушей. Остановимся напротив дома № 9 по ул. Воровского. На противоположной стороне улицы недавно снесен двухэтажный деревянный дом XX в. Он стоял ниже красной линии. Теперь на его месте образовалась площадка. Справа от нее растет береза, которая может послужить ориентиром. Если пройти от нее немного вперед, то есть в сторону Псковы, то мы увидим гранитные ступени… (Я еще видела эти ступени в начале июня 1987 года, когда рядом цвела сирень. Когда я пошла туда 31 июля, ступеней уже не было. Осталась одна. Остальные валялись, вывернутые из земли. Кому это понадобилось?).

Спустимся вниз мимо плитяной кладки, выступающей слева. Повернем в ее сторону. Здесь, на берегу, нам откроется большой каменный свод старинной постройки. Старожилы рассказывают, что это был соляной склад, в который рыбаки свозили соль, чтобы хранить свои уловы. Второй отсек этого крупного сооружения обрушился в наше время. Тревожит судьба оставшегося; слой грунта над сводом тонок, в него просачивается вода…

Если пройти отсюда обратно к мосту через Пскову, то между лестницей и сводом соляного склада можно увидеть каменную кладку, которая поддерживает кручу берега и напоминает крепостную стену.

Интересно, что ни на одном из планов Пскова стена эта не указана. Была ли она делом рук Петра? Или возведена до него, чтобы сомкнуться со стенами Пятницкого монастыря и продолжиться далее, соединяя над Псковой стены Среднего и Окольного города?.. Пока мы этого не знаем.

Часть V

Наш путь лежит по улице Воровского — от Богоявленской батареи вверх по Пскове. Дойдем до дома № 9. Против него, наискосок, еще стоит в саду деревянный домик под № 12. Линия улицы, следующая очертанию берега, здесь получила резкий перелом: внизу Пскова делает изгиб. На самом переломе стоял Пятницкий монастырь, от которого Пскова хорошо просматривалась в обе стороны. Это место оказалось выгодным для батареи. Монастырь назывался и «в Бродах» и «в Песках» — в этом сказалась его «двусторонняя ориентация». Он был женским. Его возникновение относится ко второй половине XV века. Вполне допустимо, что «соляной склад», который мы видели в прошлую прогулку, служил прежде подклетом одной из построек Пятницкого монастыря: он расположен вблизи холма Пятницкой батареи. Летописец сообщает, что в 1480 году великий князь московский «прислал воеводу своего Андрея князя Микитинича и с людьми в помощь псковичам на немцы, и даша псковичи подворье Пески и Броды», то есть расквартировали здесь московское войско, возможно, в прибрежных монастырях.

Мощная горка Пятницкой батареи, насыпанная над каменной монастырской церковью, особенно ощутима снизу. Отсюда открывается вид на Гремячую гору с ее могучей башней, старинным зданием над водой (так называемой «хлебопекарней») и небольшим храмом Козьмы и Дамиана, белеющим наверху. Следуя далее по улице Воровского, мы обнаружим остатки еще одной батареи, скрывающей нижнюю часть неизвестной доселе церкви. Небольшой храм показан здесь на плане Пскова 1740 года. Это Саввинская батарея. Она тянется узкой горкой — гребнем. Справа (с востока) виден край плитяной кладки. Против места Саввинской батареи к улице Воровского подходит улица Некрасова.

От Саввиной батареи пройдем далее по улице Воровского — до места Песицких ворот — ныне прогала между двумя высокими зелеными горками, куда вливается улица Гоголя. (Сюда выходит углом дом № 50 по улице Гоголя, который стоит за стеной окольного города). Горка слева — Благовещенская батарея. Горка справа — Песицкий бастион, за которым закреплено название Лапиной горки. Под Благовещенской батареей погребены остатки женского Благовещенского монастыря «в песках», основанного в XIV веке, с каменной церковью, построенной в 1382-1383 годах и перестроенной в 1419 году. Под Лапиной горкой таятся остатки Никольского монастыря «в песках». (Церковь «Николы Песецкого» построена в 1419 году).

Часть VI

В нашу прошлую прогулку мы с вами остановились на месте Песицких ворот против дома № 50 по улице Гоголя. Песицкие ворота находились между Благовещенской батареей и Песицким бастионом, который получил название «Лапиной горки». Дом № 50 XIX века, он принадлежал купцу Лапину — владельцу «Солодежни» — палат XVII века, которые стоят неподалеку. Дом № 50 был «хозяйским». Деревянной галереей на столбах он соединен с домом 50-а. Здесь у Лапина была пивоварня. Горки, оставшиеся от Петровских батарей, на крутом берегу Псковы, все имеют более или менее вытянутую форму. Если подняться на Благовещенскую батарею и пройти вперед, то дойдешь до такого места, где под ногами почувствуется большой круг (это очертание барабана, который поддерживал купол церкви: рядом видны края сводов). Развалины плитяных сводов видны и наверху Лапиной горки.

На Лапину горку стоит взойти. Отсюда открывается прекрасный вид на ложе Псковы, усыпанное валунами, на заросли по берегам, на ребятишек, удящих рыбу. Вправо — впереди, на том берегу, хорошо видна церковь Константина и Елены — памятник XVI века. Ближе и немного левее — за мостом — купы деревьев бывшего немецкого кладбища. Если подойти к левому краю Лапиной горки, то прямо видна Мишарина гора с церковью Иоанна Богослова (XVI в.), а левее, за лиственницей, проглядывает Гремячая гора с Гремячей башней, к которой подходили «Верхние решетки» -крепостная стена с воротами, идущая через, Пскову.

На горке — бастионе над Николо-Песицким монастырем владелец соседнего дома Лапин развел сад, который был открыт для гуляющих псковичей во всякое время. Сохранились следы этого сада. Слева на склоне Лапиной горки растет большая лиственница (по соседству стоят две засохших). Там же, у подножия горы, большая липа, а рядом с ней — липа молодая и молодой клен. Большая липа растет и у подножия горки, у закругления улицы Воровского. На Благовещенской батарее соседние жители в предвоенное время посадили белую сирень, которая растет большим полукругом. От Лапиной горки влево отходит крепостная стена, которая подводила к «Верхним решеткам».

Часть VII

Вправо от Лапиной горки стена загибается полукругом; в ней — пролом с видом на русло Псковы. Обходим стену с внутренней стороны возле Михайловской башни. Ее верх виден над стеной. Рядом с башней легко можно взойти по дорожке на Михайловский бастион — обширное земляное укрепление, которое огибает башню почти полным кольцом.

Недалеко отсюда, внутри городской стены, стоял Михайловский монастырь в «Песках». Некогда с этого места началось великое бедствие для города. Вот как о нем рассказывает летописец: «Лета 7058 (1550 год). Месяца марта 23 день, нашего ради съгрешениа загореся к тому дни нощию у Песках у святого Михаила у манастыре; и погоре от Большой стене и до Старого Застенья, от реки Пскове и до Великой реки, и Старое Застенье, и ничто же оста [не осталось], но токмо у Трупеховых у Полевых ворот [близ памятника Пушкину] оста[лось] 5 дворов да пушечнеи сараи на Конневои площади. А каменных церквей погорело 31, а в Довмонтовы стены [Довмонтовом городе] 2 церкви огорела…». Затем летописец подробно описывает, ‘как горел город, как спасались от пожара люди. Мы не будем приводить дальше текст, а продолжим нашу экскурсию.

Сойдя с Михайловского бастиона, попадаем в другую эпоху -в сквер Павших борцов. [В прошлом здесь был Сенной торг]. Слева стоит памятник на могиле комсомольского вожака времен гражданской войны — Леона Поземского, справа впереди виден обелиск, поставленный в память жертв революции; там покоятся могилы героев Великой Отечественной войны.

Во время гражданской войны захватившие Псков банды Булак-Балаховича в августе 1919 года творили здесь расправу над псковичами. Сенная площадь стала местом казней. Готовясь отметить первую годовщину со дня освобождения Пскова от белобандитов, в 1920 году псковичи посадили на ней деревья в память павшим.

В 1923 году президиум Псковского Губисполкома переименовал Сенную площадь в площадь Жертв Революции. С годами она превратилась в небольшой тенистый парк необычайной красоты. Недавно здесь произошла вырубка не скольких десятков больших деревьев, с целью благоустройства этого района города. Но не есть ли это неуважение к павшим борцам? Памятник Леону Поземскому оказался сиротливо-оголенным…

А мы мимо священных могил вдоль крепостной стены идем к месту Петровских ворот у Петровской башни, где был Петровский бастион…

Часть VIII

История Петровской башни представляет безусловный интерес. Эта башня была весьма почитаемой в Пскове, здесь даже совершались особые молебны. Дело в том, что в 1581 году Стефану Баторию не удалось подойти к городу с этой стороны. В знак победы на Петровскую башню поместили икону Троицы — символ города. Перед иконой была зажжена «неугасимая лампада» -«Вечный огонь» в понимании людей того времени. К сожалению, в середине прошлого века башня разрушилась — это произошло в мае 1856 года. Н.Ф. Окулич-Казарин (автор «Спутника по древнему Пскову», изданного в 1911 году) сообщает, что «причина разрушения башни не лишена оригинальности». Тогдашний городской голова с разрешения начальства, поверив какой-то легенде, стал искать под башней клад, изрыв под ней землю и истратив на это несколько тысяч. Клада не нашел, а башня обрушилась.

Для того, чтобы дополнить представление о деяниях Петра I в Пскове, следует пойти вдоль стены Окольного города от реки Псковы и Михайловской башни до Покровской башни на берегу Великой. От Петровской башни пройдем с внешней стороны крепостной стены — по прогулочной дорожке Летнего им. А.С. Пушкина и Ботанического садов.

Для желающих совершить этот маршрут перечислим сохранившиеся бастионы, расположенные по внешней стороне Окольного города — от Псковы до Великой.

Михайловский (с которым мы уже ознакомились).

Большой бастион (между бывшими Петровскими воротами — улицей Карла Маркса и Трупеховскими воротами -Октябрьским проспектом).

Сокольский. На Сокольский бастион ведет лестница в 37 ступенек, сверху устроены аттракционы, в том числе «Колесо обозрения».

Далее по полукольцу стены Окольного города находятся остатки Свинорского бастиона, часть которого использована как подножие памятника трехсотлетию обороны Пскова от Стефана Батория.

У Покровской башни — Покровский бастион.

Морозкина Елена Николаевна. Петровский Псков (Прогулки по Пскову) // Псков. Памяти Юрия Павловича Спегальского. Псков, 1999

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *