И снова город: посады и слободы

Чтобы дополнить представление о домах и улицах древнего Пскова, нужно вернуться с Завеличья и пойти по улице Гоголя к знаменитой Солодежне, которую называют также домом Лапина. Там встретишь целый куст памятников архитектуры. На углу, где начинался Торг, перенесенный сюда после 1510 года (то есть после присоединения Пскова к Москве, чтобы меньше люда собиралось в черте Старого Застенья, откуда выселили псковичей, заменив их москвичами) , стоит церковь Покрова от Торга. Церковь дошла перестроенной в XVII веке, но с крупным монолитным объемом и небольшой восьмигранной колоколенкой, стоящей над притвором.

Близко от нее подымается живописное пятиглавие церкви Николы Явленного, тоже XVII века. Глухие главки похожи на опенки, ножка которых чуть расширяется кверху. Еще недавно она объединяла разноголосые деревянные дома…

Солодежня и дом Печенко стоят через улицу. Они обращены друг к другу «классическими» псковскими крыльцами. Особенно хорошо крыльцо «Солодежни». Дом Печенко был сильно разрушен во время войны, а затем восстановлен, и его крыльцо получилось более жестким. Солодежня стала солодежней (то есть местом для приготовления солода) только в XIX веке. Она была построена в XVII веке как жилой дом по характерной древнерусской схеме: две клети соединялись сенями, на которые ведет крыльцо. Под клетями находился подклет. Оба этажа перекрыты сводами. В главных помещениях, то есть в клетях, которые следует назвать палатами (ибо палаты -. каменные, клети — деревянные), своды были высокие, сомкнутые, с распалубками над окнами. Окна смотрели на три стороны. Ю. П. Спегальский считал, что у Солодежни, как и других каменных домов Пскова, был деревянный верхний этаж. Перед Солодежней лежит зеленый пустырь, благодаря которому она хорошо видна. По сторонам крыльца на фасад выходят по три арочных оконца в прямоугольных нишах для ставней.

Монолитное крыльцо Солодежни строго и красиво. Его лежачие арки опираются на круглые столбики с плоскими капителями из квадратных плит.. У входа столбики уходят прямо в землю; для приземистого Пскова они кажутся даже стройными. Стену над нижней площадкой прорезают два маленькие оконца сторожки, которые смотрят в разные стороны. Одно из них уравновешивает верхнюю арку. Крыльцо перекрыто сводами с железными затяжками. Каменные ступени лестницы высоки, и подниматься по ним трудно. Вверху лестницу замыкает вделанный в заднюю арку киотик для иконки. Его омывает воздух. Под сводами светло. В арках голубеет небо.

В путешествии Вундерера мы читаем: «Почти все дома имеют над дверьми отлитые или писаные иконы, перед которыми обитатели дважды, однако не обнажая головы, склоняют ее и говорят на своем языке: «Господи, спаси меня». Потом, когда пришедший приветствует хозяина, он говорит без рукопожатия, но с поцелуем: «Да даст тебе Господь здоровья». При этом оба наклоняют головы и начинают вести свои дела. После того, как они заключили сделку, прощаются друг с другом вышеуказанным порядком».

…Тихая неширокая улица с обеих сторон тактично застроена невысокими современными домами. Она идет круто под уклон к Пскове и замыкается крошечной церковью Иоанна Богослова на Мишариной горке, которая стоит далеко за Псковой. Многие улицы Пскова завершались церквами, построенными на другом берегу реки, свидетельствуя о том, что красота города зависит не только от количества «памятников архитектуры», но и от умения поставить, подвести к ним, раскрыть, показать.

Вверх по Пскове, за чертой древнего города, стоит кладбищенская церковь Димитрия Мироточивого XII века и далее — Любятовский монастырь с древней Никольской церковью, которая прежде была пятиглавой. В этом монастыре с 17 на 18 февраля 1570 года ночевал Иван Грозный перед вступлением во Псков после разгрома Новгорода. Псков ждал своей участи, не спал и молился, готовясь к смерти. Наутро жители города вышли из домов и встали вдоль улиц с хлебом-солью. Звонили во все колокола. Легенда рассказывает, что псковский юродивый Николай поднес царю кусок сырого мяса и тем устыдил тирана, Иван Грозный не тронул Псков. Кое-кого он все же казнил и вывез часть церковных богатств, но прислал в дар Пскову образ Иоанна Предтечи. Теперь он выставлен в музее. Образ значителен, но не красочен: мутно-зеленый нимб, смуглое лицо, оливковая одежда. Однако он интересен другим: ястребиный нос и недобрый, подозрительный взгляд святого, глядящего как-то вкось, напоминают самого грозного дарителя. Не было ли в его чертах портретного сходства?

Знаменитая икона «Любятовской Богоматери» из этого монастыря, теплая и нежная, находится в Третьяковской галерее. Справа ее поле пробито пулей. Одни считают это забавой опричников, другие — баториевых воинов.

Сначала Стефан Баторий хотел избрать своим станом Любятовский монастырь. Начали расставлять шатры. «Бояре же и воеводы не повелеша по них днем стреляти, но весь наряд (орудия) по них днем приготовити. Егда же многие шатры изставили… часу яко на третьем ночи повелеша по них ударити из большово наряду: на утрия же ни единого шатра увидевше и(з) многих; сказывали языки… в те поры многих панов добрых туго побили… Сие же видев король паки (снова) побежав к Черехи реки и тамо став своими станами за великими и высокими горами» в монастыре Пантелеймона Дальнего.

Шум реки сливается со звоном детских голосов и восторженным визгом. Он доносит снизу, с золотисто-зеленой лужайки, где ослепительно блестит расплавленное серебро Псковы. Она видна через забор сквозь тенистые ветви сбегающего с горы сада. Забор примыкает к безлобому деревянному домишке. (Несколько лет назад он горел, да так и остался с односкатной кровлей, которой не видно, однако окна закрываются ставнями.)

Рядом стоят два зеленоватых деревянных домика — один побольше, другой поменьше. Окна со ставнями подымаются над самой землей. Калитка открывается прямо на лесенку, круто спускающуюся под берег. Остатки булыжной мостовой на повороте окаймлены полулежачими тумбами. У забора и дверей вкопаны лавочки.

Это Верхнебереговая улица — один из уютнейших уголков старого Пскова. Выгибаясь полукругом, она идет по краю высокого берега. Улица начинается от большой церкви Богоявления с Запсковья, что стоит над деревянным мостом против церкви Петра и Павла с Буя. Верхнебереговую переименовали в улицу Герцена. Наверное, Герцен не обиделся бы, если бы этого не случилось.

Нижнебереговой нет. Но от моста можно пройти, разувшись, по тропке у воды до самой Гремячей горы. Берег заросший, крутой, зеленый. Снизу видно, что маленькие деревянные домики Верхнебереговой только представляются такими: они оказываются похожими на настоящие крепости, подымаясь над крутым скатом горы на огромных каменных подклетах, уходящих в берег. На улицу выходят только их верха. Один из подклетов — высокое двухэтажное здание. Окна со ставнями обгорелого дома теперь выходят на чердак: весь дом прячется под горой. С реки дома прикрывают большие разросшиеся деревья. Тропку перерезают сочащиеся ручейки.

В небольшой книжке невозможно рассказать о Пскове все, что хотелось бы о нем рассказать.

Псков-город нуждается в большой отдельной книге, где каждому памятнику будет посвящена своя глава. Я поставила задачей наметить только схему развития города и попытаться сделать его ощутимым, показав что-то самое главное в нем и приоткрыв отдельные тайники: его сердце -Кром; его душу — Пскову; патриархов его каменного зодчества — соборы Мирожского и Ивановского монастырей; два угла ожесточенных битв (у Варлаамских ворот и Покровской башни); его сокровищницу — Поганкины палаты, занятые теперь музеем, часть которого составляет Древлехранилище. Пройтись по Запсковью по гостеприимной улице Званнице; поплутать между крылец старинных домов да заглянуть на уютную Верхнебереговую, где и памятников вроде бы нет, но жива поэзия, как воспоминание о Старом Пскове.

Что так привлекает во Пскове? Почему он так завораживает? Почему так бываешь счастлив, когда бродишь по его улицам, на которых еще сохранились следы истории?
Скорая компьютерная помощь спб, поможет быстро решить все ваши проблемы.

Дивная красота, но красота особенная. Могучая, словно идущая из недр самой земли, из толщи народа; красота теплая, добрая, радостная. Город, полный исторических воспоминаний, о которых говорят сами сооружения, где главное — простота и цельность. Полноправие простых и малых — вот основная идея, выраженная языком искусства. Город, из которого не ушла природа, хотя и теснят ее очень сильно. Архитектура и природа, слитые неразрывно. Искусство как эпос, а отдельные произведения, как эпические песни, следующие друг за другом и составляющие единое целое. Лишь в древнерусском деревянном зодчестве и в каменном зодчестве древнего Пскова дух народа сказался так сильно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *