Вокруг стен Пскова (отрывок из путеводителя Арк.Васильева и А.К.Янсона "Древний Псков" 1929 года)

Кром и Довмонтов город.

Осмотр стен Пскова следует начинать с берега Великой, от устья Псковы, из-под башни „Кутнего Костра».

Проходя по берегу Великой от Власьевского спуска под крутою громадою известнякового берега, убеждаешься, что только на этом месте и могло возникнуть первоначальное поселение первобытного человека. Крутой,, почти отвесный берег Великой, несколько менее крутой, но достаточно высокий высокий берег Псковы, образуют треугольник, почти неприступный с запада, севера и востока. С юга, под „Довмонтовою» башнею (построенною в 60-х годах XIX в.), от Великой до Псковы проходил естественный ров, затоплявшийся весною и болотистый летом, защищавший поселок с этой стороны.

Прямо над нашими головами возвышается наугольная кремлевская башня „Кутний костер» или „Кутекрома». Построена она одновременно с кремлем в XIII в.; с тех пор много раз перестраивалась и ремонтировалась. В XVI—XVII в. она была 3-этажной и имела 23 отверстия для стрельбы, или „боя». Последнее военное испытание она выдержала в 1615 г., когда ядра пушек Густава-Адольфа разбили ее верхнюю часть. В XVII же веке она была починена.

Поднявшись по крутой тропинке на каменную скалу, мы вступим в древнейшую часть Пскова — Кремль или Кром.

Первоначально на месте Крома был расположен финский поселок, захваченный в VIII в. кривичами; в Х—XI в. — варяжская укрепленная купеческая стоянка: склад товаров, гавань для перегрузки товаров с мелких речных лодок, допускающих переволок на более крупные—озерные суда. Здесь, с 1034 по 1059 г. отсидел в „порубе» — тюрьме первый псковский князь Судислав (сын Владимира I), посаженный в „поруб» братом Ярославом—Новгородским, а затем Киевским князем.

Стоянка эта была укреплена земляным валом с деревянным частоколом. Первые каменные стены Крома появились позже, не ранее XIII в. Население укрепленного поселка—купцы-воины и их конвой— дружина нуждались в продуктах питания и предметах домашнего обихода. Кром был окружен посадом, в котором жили ремесленники и земледельцы. С ростом населения посада, Кром стал являться местом, в котором это население, как и население ближайших деревень, укрывалось, вместе со скотом и имуществом при появлении неприятеля и отсиживалось в „осадном сидении» до его ухода.

С Кутекромы открывается красивая панорама на западную и северную части Пскова. За широкою гладью Великой реки на Завеличьи виднеется бывш. Ивановский женский монастырь, основанный в XIII в.

Виднеющаяся среди деревьев церковь построена одновременно с основанием монастыря.

Прошлое уступает место настоящему; рядом с монастырем—трубы и корпуса кожзавода „Пролетарий»; жилые корпуса монастыря—городок рабочих кожзавода, общежитие и клуб. Далее, к северу, на правом берегу Великой виднеется церковка бывш. Петропавловского Сереткинского монастыря, существовавшего уже в 1386 г. За нею виден высокий шлиль колокольни бывшего Снетогорского монастыря, основанного в XIII в. Каменная Рождественская ц. м-ря, украшенная фресками (недавно открытыми), построена и расписана в 1310—1313 гг. Одним из старейших и богатейших монастырей Пскова—Снетогорский, в начале XIX в. был артиллерийским парком, позже— архиерейским домом, а в настоящее время в нем помещается Дом отдыха Псковского Окрпрофсовета.

Немного выше Ивановского м-ря, на берегу Великой, находился Ильинский монастырь (Илья Сухой), около которого в 1615 г. были батареи Густава-Адольфа, разгромившие Кутекрому и Варлаамскую Наугольную башню.

К западу, за Ивановским м-рем виднеется зеленый островок — Мироносицкое кладбище, с церковью 1547 г.

К югу от монастыря, почти против „Довмонтовой» башни, находился в XV—XVIII вв. Немецкий Двор—обшежитие и склад товаров иноземных купцов, приезжавших в Псков для торговли.

Еще южнее, у самого моста стоит Успенская Пароменская церковь (постр. в 1521 г.), со знаменитою звонницею.

Река Великая, очень глубокая в районе Пскова (до 18 метр.), служила надежною защитою города от главного многовекового врага—немецких рыцарей, приходивших с запада. Для того, чтобы летом подойти к Пскову, они должны были пройти к югу до Выбутских порогов (в 13 км. от Пскова), где был ближайший брод.

Прямо под Кутекромою на песчаной косе видны полуразвалины башни „Плоской у Нижних решеток», перестроенной в последний раз в 1678 г. На другом берегу Псковы, против Плоской башни, стоит часть „Высокой башни у Нижних решеток». В 1537 году между этими башнями через Пскову была сделана деревянная стена с двумя „водобежными» воротами; строил эту стену иноземный архитектор. По поводу постройки летопись замечает: „а и стал (существует) Псков тут не бывала стена». В 1631 году деревянная стена была заменена каменной, постройка которой обошлась в 7.000 довоенных рублей. „Водобежные» ворота имели деревянные, обитые железом, решетки, закрывавшие в военное время вход в Пскову.

Далее, вдоль берега Великой возвышается стена Запсковья, заканчивающаяся Варлаамскою наугольною башнею. Западная часть башни упала весною 1928 г.

За рекою Псковою расстилается густо застроенное Запсковье: дымят трубы и шумят машины фабрики „Шпагат», из зелени выглядывают маковки церквей.

Обернувшись назад, мы видим поросшую деревьями северную часть Крома. Переделки Петра I, ожидавшего нападения шведов на Псков и подготовлявшего его к обороне, совершенно изменили эту часть Крома. Присыпанная к стенам земля бастионов создает впечатление, что Кром не укреплен, за исключением выходящей на Великую части, где стоит прясло высокой стены. Если же заглянуть с Кутекромы вниз и вправо, то будут видны 6—7-метровые стены и со стороны Псковы. Существующий в Кроме сад разбит во второй половине XIX века. В древности эта часть Крома была занята „клетями», в которых хранилось добро псковских бояр и купцов, стояли общественные амбары с хлебом на случай осады, находились пороховые погреба. В 1510 году, после окончательного покорения Пскова и присоединения его к Московскому государству, Василий III выселил из Крома все клети и поставил в нем свой государев двор.

Подвигаясь по стене Крома к юго-востоку, мы наткнемся на „малые ворота», видные по провалу земли. Через эти ворота, во время пожара в Кроме (в 1496 г.), сыпали на Пскову рожь из клетей.

Далее, у стены сохранился каменный погреб с окном в центре свода и дверью. Может быть, это один из „зелейных»—пороховых—погребов.

Под стеною, на берегу Псковы располагаются „Рыбники»—рыбный рынок. В конце XVI в. в „Рыбном Сущовом и Просольном ряду» было 34 лавки и амбара и 34 лотка; кроме того, торговали еще с лодок, а зимою — на льду Псковы между мостом и Нижними решетками.

Приблизительно на месте теперешней колокольни Троицкого собора, построенной в начале XIX в., стояла башня у Лубяного всхода, или Средняя Кремлевская. Есть предположение, что нижняя часть колокольни переделана из этой башни. Лубяной всход вел в Кремль со стороны Псковы от Рыбного торга. В XV веке в башне этой „снедь блюли (хранили) собакам на ядь»—собакам, охранявшим Кремль от воров.

Псков очень заботился о прочности стен Крома и не жалел на них денег. Много раз встречаются в летописи указания на ремонты, перестройки, надстройки. В 1400 г. поставлены Кутекрома и костер (башня) от Псковы; в 1417 г.— поставлен еще костер от Псковы, упавший в том же году; в 1420 г. он восстановлен. В 1419 г. заложены Перши; на их постройке работало 200 рабочих в течении трех с половиной лет. Через 4 года Перши развалились и в 1424 г. их восстанавливают. В 1452 г. ставится новая стена от Троицких ворот до Малых ворот по берегу Псковы, а в 1458 г. ее надстраивают вверх и в толщину; работа обходится в 30.000 рублей. В 1462 г. надделывается стена от Смердьих ворот до Кутнего костра. Через год вновь ремонтируются Перши, а в 1465 г. начинается капитальная их перестройка, продолжающаяся 3 года; 80 рабочим заплачено 35.000 руб.

В том же году упало и восстановлено. прясло стены на Пскову. В 1517 г. упало 40 саж. стены от Троицкого собора до Снегового (Лубяного) костра; стена восстанавливается в том же году Фрязином Иваном, но уже за счет вел. кн. московского; востановление стоило 65.000 руб. Участие псковичей в последнем ремонте заключалось в том, что за счет духовенства происходила доставка строительных материалов, а остальное население — просеивало решетами песок для извести.

Частые падения стен и башен свидетельствуют о том, что строители недостаточно хорошо управлялись с местным материалом — известняковою плитою или что техника крепостного строительства была. не под силу местным архитекторам.

А Кром, в котором, как в огромной кладовой, хранились богатства бояр и купцов, который являлся последнею цитаделью города, конечно, нуждался в прочных и исправных стенах. Хранившееся в Кроме имущество находилось под особой охраной закона: по ст. 7 „Псковск. Судной Грамоты» (XV в.), кража из Крома, наравне с государственною изменою и поджогом, каралась смертью, между тем как только третье уличение в краже на посаде влекло за собою-смертную казнь.

В Кроме стоял Троицкий собор, в сенях которого находился правительственный ларь (архив) и канцелярия. В „ларе» хранились засвидетельствованные копии частных документов: долговых расписок, сделок, документов на землю, духовных завещаний. По ст. 14 „Пск. Судн. Грам.» бесспорным считалось только то духовное завещание, копия которого имелась в „ларе». В Троицком соборе стояли главные святыни Псковской земли — мощи и чудотворные иконы.

Современный Троицкий собор, построенный в 1682—1699 гг., ничего общего со стилем Псковского зодчества не имеет. Это—четвертый по счету собор. Выстроен он на месте третьего, очень пострадавшего во время страшного пожара 1609 г., когда в соборе сгорело все, кроме гробницы Довмонта.

В северной части собора, между колоннами, стоит серебряная гробница, весом 10 п. 22 ф. с „мощами» кн. Всеволода-Гавриила, сделанная в 1834 г. В гробнице хранится цинковый ящик, размером 10х18 вершк., в котором лежат остатки обгоревших костей; в нижней части гробницы — мусор из золы, земли, кусочков извести и дерева.

Над гробницею висит меч итальянской работы XIV в., именуемый „мечем кн. Всеволода», жившего в XII веке.

С другой стороны висит икона кн. Всеволода, держащего в руке Троицкий собор, будто бы построенный им. Мы уже говорили, что легенда о построении Троицкого собора (2-го по счету) основана на ошибке летописца или переписчика XVII века: „положен бысть в церкви святыя Троица, юже бе сам создал», так как достоверно известно, что погребен он был в посаде в будущем Довмонтовом городе, откуда его гроб и был перенесен впоследствии в Троицкий собор.

В правом приделе стоят гробницы кн. Довмонта-Тимофея и юродивого Николы Салоса.

Довмонт умер во время мора 1299 года; почитание храброго князя началось в XIV в.: в 1374 г. в Пскове была построена церковь его имени. Место погребения Довмонта неизвестно; по мнению митрополита Евгения (Болховитинова) мощи его „под спудом»; по мнению Окулича — Казарина названия гробниц Довмонта и Николы перепутаны.

Над гробницею Довмонта висит приписываемый ему меч, сделанный во второй половине XIII в., т.-е. современный Довмонту. Первоначальная гробница Николы Салоса сгорела во время пожара 1609 г., вместе со всем имуществом собора; современная гробница — новая.

Легенда приписывает Николе спасение Пскова в 1570 году от разгрома его Иваном Грозным, только что разгромившим Новгород. Историческая действительность говорит за то, что Грозному незачем было громить Псков, уже более 100 лет очень покорный Москве, тем более, что Псков нужен был Грозному, как база для войны в Ливонии и ближайший тыл, разорять который было невыгодно. Во время осады Баторием, через 11 лет, Псков доказал, что Грозный был прав.

Из икон собора ценны в художественном отношении — Троица с деяниями и Владимирская Божья Матерь.

Так называемый, „крест св. Ольги» сделан в 1623 г., вместо сгоревшего в 1609 г. древнего креста; в 1856 г. крест „возобновлен», т.-е. переписан заново.

У южной стены стоит знаменитая икона-план, на которой изображен Псков конца XVI века. Эта икона, к несчастью, грубо испорченная в 60-х годах XIX в. каким-то безграмотным богомазом, по мнению Стасова написана в начале XVII в. Содержание этой иконы связано с легендою о помощи Богородицы Пскову, осажденному Ст. Баторием. Для нас эта .легенда интересна тем, что она показывает, как преломилось северное сияние в сознании суеверных, напуганных осадою, людей XVI в. В дневнике секретаря канцелярии Батория,ксендза Ст. Пиотровского под 27 августа 1581 г. записано: „Сегодня и в прежние ночи видны на небе какие-то знаки, как бы столбы, которые представляют подобие двух конных войск; еще какие-то подобия креста. Но дива тут нет никакого, а скорее какая нибудь игра природы, испареня и пр.» (Дневник, стр. 96).

А Псковская „повесть о прихождении Литовск. Кор. Стефана…» под тем же числом отмечает видение юродивого Дорофея: от Печерского монастыря, в великом сиянии, под сверкающим столпом, пришла по воздуху к Пскову Богородица с псковскими святыми и, встав на Покровской башне, обещала Пскову помощь и велела принести из Печерского монастыря ее икону.

К югу от Троицкого соб. стоит Благовещенский соб., выстроенный в 1836 г.

Южная часть стен Кремля, с, так назыв., „Темными воротами» и „Довмонтовой» башней почти целиком выстроена в 1866 году. В 50-х годах был разработан проект и „высочайше утвержден» план возобновления всего Кремля в „русском стиле», к счастью, осуществленный только частично. (Проект хранится в Поганкиных палатах).

На месте Темных ворот стояла круглая Часовая башня; около башни были двое проезжих ворот — Троицкие, большие из Довмонтова города и малые—от Псковы. На башне были городские часы. К западу от башни на стене была надстроена колокольня Троицкого собора, впервые построенная на этом месте в 1426 году. Близ теперешней „Довмонтовой» башни в Кром вели „Смердьи» ворота, около которых, — на месте Довмонтовой, стояла башня круглая — Смердья или у Митрополичьих келий. Стена, находившаяся между Часовою и Смердьею башнями, называлась в XV — XVI в. „Першами». Перши были построены по краю естественного оврага, называвшегося Греблею. Через овраг к Троицким и Смердьим воротам были перекинуты мосты. Возможно, что овраг был искусственно углублен.

Простирающаяся к югу площадь земли, занятая огородами, кладовыми, хибарками и заканчивающаяся рядом каменных домов, в древности была окружена стенами. Это — второй ряд псковских укреплений — Довмонтов город. От Довмонтова города осталась стена вдоль берега Великой и развалины стены по берегу Псковы. Южная часть стены проходила от Власьевской часовни до спуска на Советский мост — по линии теперешних домов. Эта часть стены имела 2 ворот: на Власьевский спуск и на Торг — в том месте, где и теперь стоят ворота. Трудно сказать, почему эта часть Кремля связана с именем Довмонта; название „Довмонтова стена» появляется впервые в 1395 г., т.-е. через 96 лет после смерти Довмонта.

Предание, поддерживаемое без малейших оснований некоторыми исследователями, объясняет так: в 1266 г. Довмонт построил эти стены и с тех пор они называются его именем.

Существует предположение, что в Довмонтовом городе стоял, до перенесения на Торг, княжеский двор, а на Троицкой колокольне висел вечевой колокол, созывающий граждан на вече, которое собиралось в Довмонтовом городе. Достоверно только одно — вечевой колокол, действительно, висел на указанном месте.

На иконе-плане „Сретения Божьей матери» (по кальке И. И. Горностаева, сделанной в 1860 г., т.-е. до „реставрации» руками богомазов) в Довмонтовом городе видно 11 церквей: 3 церкви вправо от дороги к Часовой башне, у стены к Пскове, остальные между дорогою и стеною к Великой. На плане 1740 г. видно 8 церквей; на месте церквей к Запсковью значится Рождественская батарея, выстроенная в 1701 г.; на плане 1821 г.—„погорелые церкви в 1788 г.». В настоящее время нет ни одной церкви, — последняя разобрана в 30-х годах XIX в.

О том, насколько изменился Довмонтов город, можно судить по тому, что фундамент зарытой в бастион Рождественской церкви находится на глубине 6 метров; от Гребли—никаких следов не осталось.

Старое застенье.

В связи с увеличением населения Пскова и ростом посада, к XIV веку возникла необходимость, для защиты от врагов домов и добра этого населения, окружить стенами посад с торгом. Торг в древности находился на месте Советской площади. К югу от торга были болота, к западу почва понижалась к р. Великой. В настоящее время поверхность земли метров на 10—12 выше, чем она была в XIII—XIV в.в. Деревянные плахи, которыми посадник Борис поместил в 1308 г. „торговище», были обнаружены на глубине 12 метров; приблизительно, в центре Советской площади, прямо против моста, даже в первой половине XVIII века находилось небольшое озеро.

На месте здания, в котором теперь помещается городская станция Сев.-зап. ж. д., и далее к югу с XV века стоял „княжой», впоследствии „государев» двор, где жили князья.

В 1309 году посадник Борис заложил каменную (плитяную) стену от Великой реки до церкви Петра и Павла. Впоследствии эта часть города между Великою, Псковою, Довмонтовым городом и стеною 1309 г. стала называться Старым Застеньем.

Спустившись по Власьевскому спуску, (в древности здесь были Власьевские в,о рота, над которыми стояла 4-х угольная деревянная башня с деревянным же захабом), — мы начнем обозрение Старого Застенья, идя к югу по берегу Великой. (Последний раз Власьевская башня была выстроена, вместо сгнившей, из соснового леса в 1699 г.; она была отштукатурена и побелена внутри и снаружи).

Существующая стена, конечно, не стена 1309 г.; с тех пор она и ремонтировалась, и перестраивалась неоднократно.

Набережная, от Красноармейского моста до Покровской башни, сделана в 1859 — 62 г.г. руками псковской арестантской роты. До постройки набережной, по берегу Великой не только нельзя было проехать, но трудно было и пройти, так как местами р. Великая доходила до подножия стен.

Близ Власьевских ворот к стене было приделано 3 каменных быка, стоявших перпендикулярно к р. Великой. Назначение этих быков заключалось, вероятно, в том, что они должны были защищать от напора весеннего льда стоявшую сравнительно близко к воде деревянную Власьевскую башню.

Прибрежная часть стены, в которой были Княжие ворота (за ними стоял Княжой двор) кончалась там, где теперь спускается к р. Великой ул. Профсоюзов (бывш. Плоская). Отсюда стена поворачивала к востоку, приблизительно, вдоль улицы.

Какова была естественная граница, вдоль которой шла эта стена, теперь сказать трудно, т. к. поверхность Пскова сильно изменилась. Вернее всего — болота и ручейки.

В XVI—XVII в.в. над проломом, через который спускается улица, стояла круглая башня над воротами, называвшаяся в начале XVI в. Бурковым костром, а позже—Плоскою башнею.

Далее, по берегу Великой идет стена Нового Застенья, заканчивающаяся хорошо сохранившеюся Мстиславского наугольною башнею.

Поднявшись по ул. Профсоюзов, мы войдем до Великой ул. древнего Пскова — ныне Советской (бывш. Великолуцкая). По этой улице лежала дорога к Торгу и Троицкому собору. Над воротами здесь стоял „костер», получивший впоследствии имя „Старого костра». Далее, стена 1309г. пересекала улицы Октябрьскую, им. Ленина, им. К. Маркса, им. Воровского и кончалась „костром» у ц. Петра и Павла. В 1377 г. у этой стены „2 костра камена поставиша в Торгу»; места, где стояли эти „костры» не установлены. По берегу Псковы от Петропавловской церкви стена шла к Довмонтову городу.

Средняя часть стены 1309 г. достояла до 1433 г.: когда в ней миновала надобность, так как посад уже перешагнул за эту стену и был окружен новою стеною. С этого года стену стали разбирать; один из костров пошел на постройку ц. Бориса и Глеба на том месте, где теперь стоит Казанская ц.

Новое застенье.

Идя к югу по Великой улице, мы вступаем в пределы Нового Застенья. Выходящая алтарем на улицу, ц. Николая чудотворца „со-Усохи» своим названием характеризует это место в годы ее первоначальной постройки (1370), как усыхающее болото.

Стена Нового Застенья, построенная из плиты в 1375 г., вместо „деревянной с дубом», которая была „мало выше мужа», начиналась от Мстиславской наугольной башни и шла по линии теперешней Пушкинской улицы до . пересечения ее с ул. К. Маркса и дальше, параллельно ул. Зиновьева, через сады и огороды этого квартала, к р. Пскове. Стена была сильно укреплена башнями: в 1387 г. „поставиша 3 костра каменны у новые стены на приступе»; в 1397 г. поставлены костры: у ц. Василия на горке, с Великой реки (Мстиславская башня), на Лужище (против Пушкинского театра) и со Псковы на углу (Кстовская башня), а в 1477 г. поставлен каменный костер, (вероятно, вместо обветшавшего), у Великих ворот.

В XVI в. стена эта выглядела так: над Великой ул. возвышалась четырехугольная башня „над Великими воротам и»; между Великими вор. и Мстиславской б. стояла „круглая Глухая» (без ворот) башня; к востоку от ворот: у Васильевской с горки ц. стояла четырехугольная Васильевская башня, служившая одновременно и колокольней этой церкви. Над древней Кузнецкой ул., ныне Октябрьской, стояла Трупеховская башня над Трупеховскими воротами; против Пушкинского театра—„круглая Глухая башня»; приблизительно, посредине между этими башнями были (в XVII в.) Куричьи ворота, ведшие в Нов. Торг. По ул. К. Маркса проходила старая Новгородская дорога через Петровские-Трупеховские ворота, над которыми стояла четырехугольная Петровская-Трупеховская башня. На этой башне в XVI—XVII в.в. висел „вестовой» — набатный колокол. Далее стояла круглая Середняя или Куричья „глухая» башня, Следы этой башни сохранились в саду близ старой Женской тюрьмы (старинный дом). На берегу Псковы стена заканчивалась круглой Кстовской башне и со Кстовскими воротами. Название свое башня получила от находившейся рядом с нею ц. Богоявления со Кстовы и служила одновременно колокольней этой церкви; она до колоколов была выстроена „по башенному». Стена Нового Застенья по берегу Псковы продолжалась до Петропавловской ул., где она соединялась со стеною Старого Застенья; башен со стороны Псковы, кроме Кстовской, она не имела.

У Трупеховских ворот в XVI в. был ямской двор. В 1534 г. в Новгород и Псков были сосланы с семьями татары из свиты приживалки вел. кн. Московского — Астраханского царевича Шиг-Алея.

В Пскове „катуни» — жены сосланных — были размещены на этом дворе, а 67 мужчин и 7 мальчиков были посажены „на смерть» в подземелье Буркова костра, где они и умерли через сутки от недостатка воздуха. Оставшиеся в живых 8 человек через несколько дней были убиты. Вдовы умерших и убитых были крещены и выданы священниками замуж.

Естественным рубежем, вдоль которого была построена средняя часть стены Нового Застенья, служила речка Зрачка, бравшая свое начало из болот и прудов в районе сада Окр. Сов. физкультуры. Зрачка, через закрытое железною решеткою отверстие в стене, протекала в Великую около Мстиславской башни. Русло Зрачки было искусственно углублено—был сделан ров, через который у ворот были перекинуты мосты. В настоящее время Зрачка, питаемая подземными ключами, протекает по трубам под Пушкинской ул. После уничтожения среднего участка стены 1309 г., оба посада — Старое Застенье и Новое Застенье слились в один посад, который стал называться Средним Городом или просто Застеньем.

Южная и юго-восточная часть стены Среднего Города простояла очень долго: она показана на чертеже 1694 г. с надписью: „город середний по досмотру осыпался весь починить не мочно»; есть она и на плане 1740 г. и даже на планах начала XIX в. В начале XIX века стена была разобрана и на ее месте проложена Садовая, впоследствии названная Пушкинской, улица.

Полонище.

Посад продолжал расти, как к югу, около стен Нового Застенья, так и к северу—на Запсковьи. В 1465 г. заложена деревянная стена вокруг Полонища и Запсковья, а когда в 1503 г. немцы сделали набег на Псков с южной стороны, они наткнулись на отремонтированную деревянную стену, окружавшую этот новый посад—Полонище. Появившиеся около Пскова, немцы „много к стене лезли». Простояв два дня, они отступили. По поводу этого набега летописец замечает: „аще бы не тот господин князь Иван (Горбатый) велел стену деревянную поставити около Полонища и Бродей ино все то б дымом взялося (было бы сожжено) и до старой стены». Иван Горбатый был наместником вел. кн. Московского в Пскове в 1501-3 гг., следовательно, стена была возобновлена перед самым набегом.

В 1510 г. Василий III выселил из Среднего Города всех живших в нем псковичей и Торг—на Полонище, поселив вместо них в Среднем городе купцов, переселенных в Псков из 10 городов. В конце XVI в. торг занимал пространство, окруженное современными улицами: Пушкинской (здесь шел ров), Некрасовской, Октябрьской и К. Маркса. По Некрасовской, приблизительно, улице от ц. Покрова к ц. Ксении (следы ее фундамента видны в саду О. С. Ф. К.) шел Большой ряд, от которого ко рву шли ряды с лавками. От ц. Покрова, по улице К. Маркса лавки шли далеко к востоку — почти до Петровских ворот. В это время в Торгу было более 1.000 лавок, дававших казне около 15.000 довоенных рублей оброку.

Близ Покровской ц. стояла деревянная ц. купеческой святой и покровительницы—Параскевы—Пятницы („Новая»), сгоревшая в 1676 г.

Дойдя до Детской ул., спустимся по ней вновь на берег р. Великой. Этот спуск, носивший название Спасского, сделан в 1858 г.; ближе к берегу он вытесан в скале, которая возвышается на 6 метров над его горизонтом.

На берегу, почти у самого спуска, стоят „Окуневские бани», оригинальные по архитектуре, построенные из плиты Воскресенской ц., которая была продана в 1830-х годах с аукциона на слом.

На месте теперешнего подъема на ул. Урицкого стояла Егорьевская башня над Егорьевскими воротами, названная так по имени существующей и поныне ц. Егория со Взвоза.

Между церковью и стеною возвышается один из бастионов 1701 г.

Миновав далее Покровские ворота, перед. которыми, для усиления их прочности, в XVI—XVII вв., стоял на берегу деревянный острог, дойдем до Покровской башни.

Высота башни теперь ок. 14 метров, диаметр — 24 метра; когда-то она была 5-ярусная (сохранилось 4); в ней было 36 „боев»—окон для стрельбы и вылазные ворота, закрытые бастионом 1701 г.

Эта огромная башня, почти целая крепость, имела большой гарнизон, который через вылазные ворота мог, в случае необходимости, выйти в поле для рукопашной схватки с врагом. Башня выдается далеко за пределы линии стен—это дает возможность обстреливать рискнувшего приблизиться к стенам неприятеля фланговым (боковым) огнем.

За башнею протекает по дну крепостного рва ручеек. Между рвом и башнею возвышается, закрывая почти половину башни, бастион 1701 г.

Если вернуться назад и пройти через Покровские ворота в сад ц. Покрова, то из сада можно подняться на стену, через дверь войти в башню и по заполняющей ее земле и щебню подняться на ее вершину.

С вершины башни откроется прекрасный вид на Завеличье, Мирожский м-рь, дер. Симеонщину (на обрыве, южнее Мирожского), находящуюся за Симеонщиной (к западу) Бутырскую слободу и на Корытово (за жел.-дор. мостом). У самого моста, на правом берегу Великой, тонет в зелени глава и звонничка Никитской ц.

В истории Пскова Покровская башня дважды сыграла роль: в 1581 году, во время осады Пскова войсками Батория, и во время революции „смутного времени».

7 сентября 1581 г., перед генеральным штурмом, поляки из 20 тяжелых орудий разрушили участок стены к востоку от башни, пробили стены Покровской и Свинузской (см. дальше) башен. 8-го утром бомбардировка продолжалась: Покровскую башню громила батарея, поставленная ночью у Мирожского м-ря. Во время штурма поляки ворвались через пролом и захватили обе башни. Псковичам удалось своей же артиллерией еще больше разрушить захваченную Свинузскую башню, поджечь ее деревянные части и выбить поляков из города. Засевшие в Покровской башне продержались до вечера, но вынуждены были, в связи с общей неудачей штурма, покинуть ее.

Во время этого штурма поляки потеряли убитыми около 1.000 чел.; псковичи—863 убитыми и 1.626 ранеными. Стефан Баторий наблюдал за ходом штурма со звонницы Никитской ц.

В „Смутное время» в Пскове, фактически отделившемся от Московского государства и жившем, со своею областью, совершенно самостоятельною жизнью, кипела кровавая классовая борьба. Бояре, игумены, священники и „большие все люди», стоявшие на стороне царя Василия Шуйского, в 1610 г. захватили на время власть, казнили вождя „меньших худых людей» и стрельцов—Кудекушу, а меньших усмирили жестокостями и угрозами смерти. Стрельцы, которых „большие» не пускали в город, жили в Бутырской слободе. Для защиты слободы от бояр и шаек—поляков, новгородцев и шведов, стрельцы построили у посада укрепление (острог).

Получив известие о разгроме восставших под Москвою, „большие» решили окончательно расправиться с „меньшими» и стрельцами: заперли город и „сами вси вооружишася, дети боярские и слуги монастырские и гости (крупные купцы) вси на конях… И бе их видети множество вооруженных, конных и пеших, площадь и Кром полон… Видевши же мелкие люди погибель свою», по звону колокола собрались на Запсковьи. Разгром классового врага „большие» решили начать с самой его организованной части—со стрельцов: приказали начать пушечную стрельбу с Покровской башни по Бутырской слободе. Но „меньшие» жители Полонища не дали начать обстрел и сбили „больших» с башни.

Попытка расправы не удалась; результатом ее был новый захват власти в городе „меньшими» и бегство из города 300 „больших».

С башни перейдем на бастион 1701 г. На нем расположено коммунистическое кладбище. По аллее между рвом и стеною пройдем до, так назыв., „пролома Стефана Батория» и до развалин Свинузской (Свинорской) башни. Существующий рядом с развалинами башни проезд ничего общего не имеет с Баторием: в XVII в., как видно из целого ряда описаний стен Пскова этого времени, г здесь шла непрерывная стена; после осады 1581 г. была восстановлена на-ново и Свинузская башня и ее захаб. Да и более чем странно было бы, что приграничный город могли защищать развалившиеся башни и стены с проломами.

Развалины Свинузской башни находятся под первым холмом от проезда (со стороны города); второй, более высокий холм—кавалиер 1701 г. По следам плиты на вершине первого холма можно разыскать очертания башни и ее захаба.

Около проезда находится памятник 300-летия обороны Пскова, поставленный в 1881 г. Холм, на котором стоит памятник,—остатки батареи 1701 г., без всякого основания носит у местных жителей название „братской могилы» убитых в 1581 г.

В 100 метр. от проезда, между рвом и стеною, имеется засыпанный выход из подземной галлереи — „слуха», который был в 1910 г. расчищен на протяжении 200 метров. Ширина галлереи 1,5—2 метра, высота—местами доходит до 3;5 метр.; бока и своды галлереи облицованы плитою. Галлерея сперва идет вдоль стены, а в конце завертывает в город и имеет разветвления. Вдоль этого участка стены (до Сокольской башни) было обнаружено несколько выходов из подземных галлереи.

Не доходя до Советской (б. Великолуцкой — Великой) ул., мы увидим со стороны города холм, под которым находятся остатки ц. м-ря Козьмы-Демьяна со Утоки, упомин. в 1544 и 1609 гг. Великая улица выходила за город через Великие ворота (ср. Великие ворота Среднего города), над которыми стояла башня с захабом.

За Великими воротами, с загородной стороны, вдоль стены и рва, расположен Ботанический сад.

На углу Советской и Свердловской (б. Застенной) ул. находится Старо-Вознесенский м-рь, в котором помещается псковский Окротдел ОГПУ.

На месте входа в Ботанический сад стояла четырехугольная Сокольская башня с захабом, над Сокольскими воротами, упомин. в 1477 г. В конце прошлого века у Сокольских ворот был обнаружен вход в подземелье, которое, будто бы, доходило до подвала Поганкиных палат.

Между Сокольскими воротами и палатами, против теперешнего костела, существовал в XVI—XVII вв. Иоанно-Златоустовский Медведев монастырь, служивший усыпальницей для семьи Поганкиных.

Ботанический сад продолжается до Трупеховых полевых ворот (ср. Трупеховские ворота Среднего города), над которыми стояла четырехугольная башня с захабом.

Не доходя до ворот, следует обратить внимание на виднеющуюся среди зелени церковку м-ря Сергия Радонежского с Залужья, интересную своею главою, сохранившею древнюю форму и покрытою зеленою поливною черепицею.

За Октябрьскими (б. Сергиевскими-Трупеховскими) воротами, как бы продолжением Ботанического сада, является Городской сад, тянущийся вдоль рва до Плехановских ворот.

Через следующие ворот а, Петровские (Плехановские) проходила старая дорога на Новгород. Около ворот стоит полуразвалившаяся Петровская башня, имевшая в XVI—XVII вв. против ворот деревянный рубленый захаб.

В 200 метр. от Петровских ворот в Плехановском посаде (бывш. Ямская слобода) находится интересная деревянная Варваринская ц. с высокохудожественными древними иконами.

За Плехановскими воротами, с загородной стороны,’ ближе к следующей башне (Михайловской’ наугольной), находится Площадь жертв революции. Здесь, во времена владычества в Пскове банды Балаховича, стояла виселица, на которой Балахович вешал коммунистов и подозреваемых в коммунизме. Виселица сюда была перенесена после того, как под нажимом „культурных» союзников, он вынужден был прекратить вешание на фонарях и трамвайных столбах в городе. На площади похоронены умученные Балаховичем рабочие и крестьяне.

Теперешние Михайловские ворота недавнего происхождения; старые ворота находились по другую сторону башни. Михайловская наугольная башня—четырехъярусная, высотою ок. 13 метр., внутри до 3-го яруса башня засыпана землею.

Обогнув Михайловскую башню спустимся на берег р. Псковы и пройдем вдоль берега, на котором стоит стена, до пролома, почему-то назыв. Никольскими воротами; таких ворот в древнем Пскове не было. Через пролом войдем в город и подымемся на Лапину горку—бастион 1701 г. Под этим бастионом зарыта, по распоряжению Петра I, целиком ц. Никольского со Взвозу или Песецкого монастыря. Яма среди горки—провал осевших сводов; оседающая земля бастиона освобождает и обнажает стены церкви с западной части горки.

Западнее, на другом берегу Псковы, видна громада изящной Гремячей башни; к востоку, среди зелени—ц. Ивано-Богословского Костельникова м-ря на речке Милявице. На северо-востоке видна ц. Константина и Елены; еще восточное—ц. Дмитрия Мироточивого, кладбищенская.

От Лапиной горки стена шла по берегу Псковы, пересекала по дороге ее рукав, пропущенный через „ворота» и кончалась против Гремячей башни, четырехугольною Грановитою башнею.

От Грановитой башни через Пскову к Гремячей башне была выстроена в 1535 г. деревянная стена. В 1563 г., вместо деревянной, была выстроена каменная, с 4 арками—„водобежными воротами», через которые Пскова втекала в город. Это место называлось „Верхними решетками».

Таким образом, Пскова, втекая в город через Верхние решетки и вытекая через Нижние, не могла служить дорогою, по которой враг мог бы проникнуть в город.

Свернув к западу, по Кожевенной ул., в земле бастионов 1701 г. увидим развалины Благовещенской и Параскевы Пятницы церквей (обе монастырские). Против ул. Зиновьева видны развалины Богоявленской со Кстовы ц., колокольня которой была на Кстовской башне; одна из стен церкви примыкала к крепостной стене.

Близь развалин церкви стояла Кстовская башня — угловая стены Нового Застенья.

Подобно Никольской, Богоявленская ц.в 1701 г. была зарыта в бастион; в подземной церкви хранился порох. Во время пожара 1710 г. своеобразный пороховой погреб взорвался и разрушил церковь.

На другом берегу Псковы видна ц. Богоявленская в Бродах, интересная своею звонницею и дивным ансамблем икон в иконостасе.

В конце XVI в. в этом месте через Пскову был мост, носивший название Нового моста; ближайший участок берега на Запсковьи назывался Новым Примостьем.

Против развалин церкви, на углу ул. Воровского и Зиновьева, стоит старинный дом Ямского, позже — Трубинского, совершенно переделанный после пожара, в 1855 г. Дом этот известен тем, что в нем останавливался Петр I. В атласе рисунков Годовикова, хранящемся в Поганкиных палатах, есть зарисовки этого дома до переделки.

Спустившись от развалин церкви на Милицейскую ул., которая идет под обрывом плитяного берега Псковы, по ее старому руслу, мы во многих местах, на вершине обрыва, обнаружим стену Нового Застенья.

У ц. Петра и Павла с Бую кончалась стена Нового Застенья. Около ц. стояла башня Старого Застенья, в стене были Петропавловские ворота. Берег Псковы у церкви связан с именем кн. Довмонта: здесь он одержал последнюю предсмертную победу над немцами в 1299 г. Немцы, 4 марта, совершили набег на Псковский посад (впоследствии — Старое Застенье), сожгли Снетогорский и Мирожский м-ри, избили монахов, жен и детей („а мужь бог ублюл»). На следующее утро они сосредоточились на берегу Псковы у ц. Петра и Павла и были разбиты псковичами под начальством Довмонта; „у св. Петра и Павла на брезе; и бысть сеча зла, яко николиже не бывала такова сеча у Пскова». Теперешняя Петропавловская ц. — третья по счету, построена в 1540 г.

Далее, по обрывистоту берегу прежнего русла ‘Псковы, шла стена Старого Застенья, кончавшаяся у стены Довмонтова города. Стена эта частично сохранилась во дворах построек, но большею частью уже застроена домами и совершенно исчезла. Построена она была там, где теперь виднеется с Колесной площади второй ярус домов, стоящих на .обрыве берега.

В этой стене на половине, приблизительно, расстояния между Петропавловскою ц. и спуском на Советский мост, вели на берег Псковы Раковские ворота.

На высшей точке спуска на мост стояла Рыбницкая 4-х угольная башня над Рыбницкими воротами. Под 1469 г. в псковской летописи записано: „сделаша великая ворота каменная и костер на верху болшей, выше старых, по конец моста Запсковского; а взяша у Пскова мастера дела своего мзду от них 30 рублев сребра», — около 6.000 довоенных руб.

В 1610 г. во время попытки расправы „больших» над „меньшими», скопившиеся на Запсковьи „меньшие», поставили около ц. Воскресенья на Званице полковую пушечку и навели ее на Рыбницкие ворота на случай попытки „больших» проникнуть на Запсковье и сбили замок у Взвозских ворот, после чего послали звать себе на помощь стрельцов. Видя решительные действия „меньших», „большие» стали уговаривать их: „чтоб стрельцов в город не принимати и жити по старому вместе …. и зла никому не творити». Запсковляне на уговоры не поддались, а Полонищане открыли стрельцам ворота и „большие» бежали из Пскова.

На месте Советского моста стоял Запсковский мост, первое упоминание о котором встречается под 1388 г. Мост этот довольно часто псковичами ремонтировался и вновь строился (в 1412, 1435, 1456, 1484 г. г.). На постройке моста в 1435 г. работало 40 плотников, за работу было уплачено около 7.000 довоенных рублей. Старый Запсковский мост, когда не было дамбы, доходил до Рыбницких ворот, которые стояли „о конец Запсковского моста».

Взглянув на Кремль со стороны Псковы,— этим закончим первую часть осмотра стен Пскова и приступим к осмотру двухкилометровых стен Запсковья.

Запсковье.

Запсковье, как посад, в летописях впервые упоминается в 1323 г. когда стояла на посаде немецкая рать. В 1368 г. оно было сожжено немцами; в 1371 и 1409 г. оно вновь подверглось набегу немцев.

В XV в. на Запсковьи появляются уже приходские церкви; в 1458 г. упоминается на нем—Мощеная улица (Мощенка). Посад растет и этим вызывается необходимость укрепления его стенами: в 1465 г. вокруг всего Запсковья появляется деревянная стена и подступившие к нему немцы были отбиты.

В 1482 г. „суседи» Богоявленского конца (в районе ц. Богоявления) начали строить из камня свою треть стены от Псковы, а в 1484 г. „суседи» Кузьмодемьянские довели стену до Великой р., построив свои две трети. В 1500 г. ставится „костер от Великой реки»—Варлаамская башня, в 1525 г.— строится Гремячая наугольная башня.

Близ моста стоит кончанская Козьмодемьянская ц., построенная в 1462—3 гг.

Запсковский берег в районе моста еще в XVI в. назывался „Немецким берегом», так как до построения стен кругом Запсковья здесь стоял Немецкий Двор (общежитие иноземных купцов). После постройки стен, Двор был выселен на Завеличье, так как Запсковье вошло в черту города, где иноземцы не могли жить.

Спустившись с моста, пойдем по Американской набережной к Нижним решеткам. С этого берега хорошо видны стены Кремля, выходящие на Пскову; видны и следы Малых воротец.

Со стороны Запсковья, Решетки были защищены круглою Высокою башнею, мимо развалин которой дорога выходит на берег Великой. По берегу Великой стена идет к северу и заканчивается Варлаамскою наугольною башнею.

Между этими башнями находятся Взвозкие ворота.

Во время осады Пскова в 1615 г. шведами под начальством Густава-Адольфа внимание осаждавших было сосредоточено на этом районе стен Пскова. Шведы появились 30 июля. Штаб поместился в Снетогорском м-ре. В первом сражении был убит командующий шведской армией Эверт Горн. Начав правильную осаду, шведы сделали окопы, построили через Великую 2 моста и поставили батарею у монастыря Ильи на Завеличьи.

В ночь на 15 августа шведы на лодках подъехали к Взвозским воротам, взорвали их петардою и небольшой отряд их ворвался в город. Благодаря внезапности нападения, им удалось продвинуться до Званицкой ул. (близ ц. Воскресения), но оправившийся гарнизон выбил их из города.

Весь день 15 августа били шведские батареи по Варлаамской наугольной башне и стене; башня была сбита на половину, а стена — до земли. Обстрел продолжался 16 и 17 августа; по словам летописца было выпущено 700 каленых ядер, а чугунных — без числа.

Перестрелки между осаждавшими и осажденными продолжались до октября. 9 октября шведы двинулись на штурм Пскова: по берегу Великой к Варлаамской башне и на плотах с Завеличья к Нижним решеткам. Шведам удалось овладеть Варлаамскою башнею и частью стены, но башня была взорвана псковичами. Штурм был отбит. 27 октября осада была снята и шведы отступили от Пскова, к озеру.

Варлаамская башня была возобновлена вскоре после осады и в смете 1655 г. числится исправною, с 32 боями (окнами).

Западная часть башни, подточенная временем и, водою, упала в мае 1928 г. Перейдя через ров, по дну которого течет ручеек, направимся к Варлаамским воротам, через которые проходит дорога на пригород древнего Пскова — Гдов. Над воротами стояла круглая башня с захабом, через ров был деревянный мост. Налево у проезда виден холм с остатками этой башни.

Ворота и наугольная башня получили названия от стоящей около ворот Варлаамской ц., построенной в 1495 г.

По дороге между стеною и рвом, от которого сохранились остатки в виде прудов и топких мест, мы дойдем до четырехугольной башни над Быковскими воротами, которые уже в XVII в. были закладены. Быковская башня, как и все сохранившиеся башни Запсковья, (кроме Варлаамской и Гремячей) собственно говоря—захаб без башни.

Следующая башня — Загряжский захаб (за грязью) стоит над заделанными в XVII в. Загряжскими воротами.

Далее стоит Волковская 4-х угольная башня.

Над следующим проездом стояла 4-х угольная башня над Ильинскими воротами; против башни стоял деревянный острог (вместо захаба); через ров был мост. Следов башни не сохранилось.

За Ильинскими воротами, далее к северо-востоку стоит Образский захаб; ворота его были эакладены уже в XVII в.

Название свое захаб получил от м-ря Нерукотворного образа „у Жабьей лавицы», ц. которого стоит близ стены.

Следующая небольшая башня носит название Глухой, т.-е. башни без ворот.

Далее к востоку, стоит Толокнянская башня над воротами, закладенными в XVII в.

Над Гремячими воротами, которые теперь представляют из себя широкий пролом в стене, стояла 4-х угольная башня; ворота были защищены еще острогом.

Продолжая путь вдоль стены, мы выйдем к последней башне Запсковья — Кузьмодемьянской-Гремячей. Гремячая наугольная башня самая красивая и изящная башня Пскова. Особенно грандиозное впечатление она производит, если на нее смотреть с мостика через ров, или с берега Псковы у самой башни. Высота ее около 19 метров, диаметр у земли — 14 метров.

Когда-то башня имела 6 ярусов-этажей: нижний— почти в скале берега—с каменным сводом; остальные ярусы были отделены друг от друга деревянными полами. В стенах видны гнезда для балок. Толщина стен нижнего яруса достигает 5 метров. В помещение нижнего яруса ведут две лестницы: наружная — отдельная пристройка и внутренняя — в стене башни. Вход во второй ярус— из наружной пристройки. На высоте этого входа пристройка имела сообщение со стеною Верхних решеток и со стеною Запсковья, так что по переходам со стен можно было попасть во 2-й ярус башни. Из пристройки же был вход в 3-й ярус. Вход в 4-й ярус был прямо с галлереи Запсковской стены. В 5-й ярус подымались по внутренней лестнице. В одной из северо-западных амбразур 5 яруса начинается лестница в 6-й ярус, расположенная в стене башни. Кроме наружных лестниц, ярусы, за исключением первого, имели внутреннее сообщения по деревянным лестницам через люки пола.

Площадь пола каждого верхнего этажа была несколько более площади под ним лежащего, так как стены кверху постепенно делались тоньше.

При осмотре развалин лестниц пристройки и башни следует обратить внимание на уступчатый вид сводов (такой же, как и в стенных лестницах Поганкиных палат). Уступчатые своды строились во избежание оползания от крутизны уклона.

От пристройки к Пскове шла крытая галлерея — „подлаз», от которой не осталось и следов.

Построена Гремячая башня в 1525 — 26 г. г.: „в лето 1525. Повеле кн. вел. Василий Иванович своему дьяку Мисюрю Мунехину поставити стрелницу каменную на Гремячей горе, над Псковою рекою на кручи»… и „в лето 1526. Сделаша стрелницу на Гремячей горе»…

С Гремячею башнею, до расчистки ее нижнего яруса, был связан целый ряд легенд о спрятанном в этом подземелья кладе и о спящей красавице, ждущей своего освободителя от чар многовекового сна.

На площадке Гремячей горы когда-то был расположен богатый Кузьмодемьянский м-рь, от которого осталась церковка.

У самого берега Псковы стоит старинное здание, так назыв. „хлебопекарня».

Река Пскова в XV — XVI в. в. и вверх, и вниз по течению, была преграждена частыми запрудами, на которых стояло много мельниц. По Писцовой книге 1585—87 г. г. на Пскове значится 25 работающих мельниц и 8 свободных мельничных мест.

Закончив Гремячею башнею обозрение стен Пскова, воспользуемся данными известного исследователя Псковской старины военного инженера И.Ф.Годовикова, сделавшего в 50-х годах прошлого века попытку перевести на язык цифр материалы и тот колоссальный труд, который вложен в стены и башни Пскова (не считая ремонтов и переделок).

Цифры получились колоссальные! На устройство стен пошло материалов: плиты 58.333 куб. саж., извести гашеной—12.550 куб. саж., песку речного—12.500 куб. саж.; воды—500.000 бочек (40-ведерных), бревен 3 — саженных, 6 — вершковых—49.338 шт. досок 3-х саженных для крыш башен, стен и переходов — 54.670 шт. Рабочих было занято (в человеко-днях): каменщиков — 362.670, штукатуров — 19.817, плотников — 17.208, пильщиков—59.278. чернорабочих—398.897, возчиков с одноконными подводами для подвозки воды и материалов — 688.289. На предварительных работах по заготовке материалов было занято: камнеломов— 1.986.864, дровосеков—99.112, рабочих пережигавших известь—62.498, перевозка бревен, плиты дров и воды и кладка печей для выжигания извести заняла 683.950 чел., возчиков с одноконными подводами работало 429.596. Всего около 6 миллионов человеке — дней и более миллиона лошадей.

В пределах СССР нет другого города, имеющего такие стены. Знаменитые Смоленские стены имеют протяжение ок. 4 километров.

За время своего существования стены Пскова блестяще оправдали свое боевое назначение: с XIII в. по начало XVII в. около 30 раз они выдерживали нападения врагов. Особенно сильные испытания выпали на их долю в 1581 и 1615 г. г. В последний раз они защитили Псков в 1615 г. от войск Густава — Адольфа.

Последнюю боевую тревогу Псков пережил во время Северной войны, когда, после разгрома русской армии под Нарвой в 1700 г., Петр I велел укрепить Новгород и Псков, ожидая нападения на них шведов. Стены Пскова (от Кремля до Покровской башни, стена Окольного города от Покровской б. до р. Псковы и левый берег Псковы от Верхних решеток до Кремля) уже устаревшие для артиллерии XVIII в., были усилены 35 земляными батареями и равелинами, при возведении которых было разрушено и целиком засыпано несколько церквей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *